Досье «УГ»

Сейчас очень популярно стало к названию любого большого магазина добавлять слово молл. Почему нельзя сказать просто магазин?

Служба русского языка

Справедливости ради надо заметить, что заимствованное слово молл и привычное для нас магазин в условиях некоторого контекста могут выступать как синонимы. Однако считать их взаимозаменяемыми существительными нельзя. Моллом называют большой магазин, объединяющий в себе множество торговых точек. Это целый торговый центр. Магазин может быть продуктовым или вещевым, в молле же продаются преимущественным образом вещи, однако есть и кафе-рестораны, и продуктовые магазины, и места, где можно развлечься, к примеру, кинотеатр, каток, иногда салон красоты. Как видите сами, магазин и молл неравноценны друг другу.

Слово молл уже вошло в словарный состав русского языка. Это подтверждается и материалом словарей, и использованием в русской разговорной речи.

Окончание. Начало в №15

Сегодня мы продолжим разговор о названиях московских улиц. Очень многие улицы и переулки в Москве, как и в других русских городах, названы в честь храмов. Свой храм имела каждая ремесленная слобода. Борис Пастернак вспоминал, что в конце XIX века «Москва еще сохраняла свой старый облик живописного до сказочности захолустья с легендарными чертами третьего Рима или былинного стольного града со всем великолепием своих знаменитых сорока сороков». Кстати, я думаю, не все знают, что такое «сорок сороков», я даже где-то читала, что в Москве до революции было 1600 церквей (40 умножить на 40). Церквей действительно было очень-очень много, но выражение «сорок сороков» имело другое значение. В 1551 г. решением Стоглавого собора Москва была официально разделена на сороки - сорок дворов, объединившихся вокруг какой-либо значительной церкви. В сороке могли быть и другие храмы, но главный был один. Так вот, «сорок сороков» означало сорок таких больших приходов.

Конечно, многие храмы не дожили до наших дней - только за годы советской власти было разрушено 400 православных храмов и часовен и более 50 инославных и иноверческих храмов. Но воспоминания о них хранят названия московских улиц и переулков. Среди «церковных» московских топонимов можно выделить несколько разновидностей. Это в первую очередь названия по именам святых, мучеников, чудотворцев, в честь которых был освящен храм или один из приделов храма. Например, в начале улицы Якиманка в XVII веке патриарх Иоаким построил церковь во имя Благовещения Божией Матери с приделом во имя своих небесных покровителей Иоакима и Анны, родителей Пресвятой Богородицы. Эта церковь стала самым приметным сооружением на улице, и улицу стали называть по церкви, произнося библейское имя Иоаким на русский лад - Аким или Яким. Ну а со временем название улицы Якима и Анны сократилось до Якиманки (это, кстати, московская манера называть улицы сокращенно, на -ка - не Сретенская улица, а Сретенка, не Покровская, а Покровка). Также напоминают нам о храмах, посвященных святым, Алексеевские улицы (в честь церкви Святителя Алексия, митрополита московского), Борисоглебский переулок (храм Святых Бориса и Глеба), Космодамианская набережная (храм Косьмы и Дамиана), Петропавловская улица, Трехсвятский переулок и т. п. Иногда, когда церковь называлась слишком «длинно», московские жители выбирали какую-то одну часть названия. Так, современный Архангельский переулок в начале XVIII века назывался по церкви Архангела Гавриила Архангело-Гаврииловским.

Многие храмы и соответственно улицы, на которых находятся эти храмы, названы в честь христианских праздников: Вознесенская улица, Воздвиженка, Покровка, Сретенка, Знаменский, Рождественский, Успенский переулки.

В ряде топонимов отразились названия церквей в честь икон Пресвятой Богородицы: Донские переулки, Иверский и Казанский переулки, Тихвинская улица.

Поскольку в Москве в честь святителя Николая Чудотворца было возведено 58 главных престолов и 107 церковных приделов, в честь великомученика Георгия - 13 храмов, в честь Троицы Живоначальной - 50 храмов, в названиях московских храмов, кроме официальной, часто наличествовала так называемая адресная, или уточняющая, часть: церковь Николы в Хамовниках, церковь Георгия на Всполье, церковь Анны, что в Углу. Интересно, что эта особенность именования православных храмов в Москве сохраняется и в настоящее время. Если в городе возводится новый храм, то в его названии есть и адресная часть: церковь Георгия Победоносца на Поклонной горе, церковь Живоначальной Троицы на Борисовских прудах. Во многих названиях московских улиц и переулков можно обнаружить не только основную, официальную часть наименования храма, но и уточняющую, например, Николопесковский переулок назван по церкви святого Николая Чудотворца, что на Песках, а Николоямская улица - по церкви святого Николая Чудотворца на Ямах (ям - старинное название ямского двора). В двадцатые годы прошлого века несколько улиц, названных по официальному названию храма, были переименованы в соответствии с уточняющим именованием соответствующего храма. Так, современный Вспольный переулок назван по церкви Георгия Победоносца, что на Всполье, а до 1922 года он назывался Георгиевским, также по этой церкви. В том же 1922 году 1-й и 2-й Ильинские переулки стали (соответственно) 1-м и 2-м Обыденскими - по церкви Святого Пророка Ильи Обыденного (интересно, что рядом с этой церковью был и Обыденский переулок, который в свою очередь стал 3-м Обыденским). Обыденной, или обыденкой, на Руси называли деревянную церковь, поставленную за один день. Обыденные храмы воздвигали в знак просьбы о чем-либо или в благодарность за исполненную просьбу. Поскольку к пророку Илье обращались обычно с просьбой о дожде, можно предположить, что церковь Святого Пророка Ильи Обыденного была поставлена в жестокую засуху. Обыденские переулки находятся недалеко от улицы Пречистенка, с названием которой связана одна любопытная история. Царь Алексей Михайлович, отец Петра I, часто ездил в Новодевичий монастырь молиться перед иконой Пречистой Смоленской Богоматери. Путь его лежал из Кремля вдоль Москвы-реки через местность, которая называлась Чертолье. Там протекал ручей Черторый, местность была неровная, овражистая, словно там черт рылся. Но упоминание черта было непристойно по дороге в монастырь к иконе Пречистой, поэтому царь Алексей Михайлович повелел переименовать улицу Чертольскую в Пречистенку.

Сейчас выходит много интересных книг, посвященных названиям улиц российских городов и деревень. Истории о названиях московских улиц я почерпнула из книг Галины Петровны Смолицкой (Смолицкая Г.П. «Названия московских улиц» и Бурак Е.Ю., Сапронова Т.Ф., Смолицкая Г.П. «Названия московских храмов») и Владимира Брониславовича Муравьева («Московские улицы. Секреты переименований»). Но и сейчас целый ряд топонимов еще хранит тайну своего происхождения. Так, например, не существует окончательного мнения о том, что означает название Коломна. Наиболее аргументирована гипотеза о его происхождении от финского слова колм - «могила, кладбище». Существует несколько менее убедительно аргументированных версий - от слова коломенье - «околица» (окраина Московского княжества) или от слов колодна, холодна (холодный город, где много колодников). Но самая красивая легенда о названии Коломны принадлежит знаменитому историку и писателю Николаю Михайловичу Карамзину. Вот что написал Карамзин в 1803 году в письме из Коломны: «Желаете ли знать, когда и кем построен сей город? Никто вам этого не скажет. Летописи в первый раз упоминают о нем в конце XII века». Затем он пишет, что, поскольку не известно, кто основал этот город, то название его «для забавы можно произвести от славной итальянской фамилии Колонна». Поскольку папа Вонифатий VIII преследовал всех представителей фамилии Колонна, то возможно, пишет Карамзин, что один из них бежал в Россию, получил у русских князей землю поблизости от впадения Москвы-реки в Оку, основал город и назвал его своим именем - Колонна. Эта шутка Карамзина попала на страницы журнала «Вестник Европы», где обсуждалась известными литераторами как вполне серьезная версия. Кто-то переложил эту байку на летописный стиль: «Коломна сей город, некоторых летописцев по уверению, построен вышедшим из Италии знатным человеком, нарицаемым Карлом Колонною, около 1177 г.». Этот «отрывок из летописи» в рамке висел почти в каждом богатом купеческом доме в Коломне, изображение колонны было даже включено в герб Коломны, утвержденный Екатериной II в конце XVIII века. Поскольку и сейчас в книгах и в Интернете бродит множество фантастических легенд о происхождении тех или иных названий русских улиц и городов, будьте осторожны, доверяйте только серьезным научным источникам!

Елена ШМЕЛЕВА, кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН