Комментарий «УГ»

«Учительская газета» поздравляет Галину Меркулову с избранием председателем Общероссийского профсоюза образования на следующие пять лет, а Вадима Дудина и Татьяну Куприянову - на должности заместителей председателя профсоюза. Желаем вам успеха в трудной работе!

Общероссийский профсоюз образования на очередном съезде подвел итоги деятельности за прошедшие пять лет. Разговор был на удивление спокойным, как и выборы, в результате которых Галина Меркулова избрана руководителем профсоюза на следующее пятилетие, а Вадим Дудин и Татьяна Куприянова вновь стали ее заместителями.

Спокойствие во многом определилось тем, что накануне состоялась встреча с министром образования и науки РФ Андреем Фурсенко, вице-спикером ГД РФ Вячеславом Володиным, председателем Комитета ГД РФ по образованию Григорием Балыхиным, заместителем министра здравоохранения и социального развития Александром Сафоновым, руководителем Рособрнадзора Любовью Глебовой, президентом Российского союза ректоров Виктором Садовничим. Представители власти подчас демонстрировали неосведомленность, и это резало слух. Например, один из делегатов - директор школы одного из регионов - рассказала министру, какова на самом деле зарплата педагогов, и это стало для Фурсенко открытием. Что интересно, директор отказалась назвать номер школы, опасаясь нежелательных последствий, и это было весьма знаменательно: даже имеющие статус профсоюзного лидера того или иного уровня педагоги боятся говорить правду, ведь директора могут вмиг уволить без объяснения причин по статье 278 ТК РФ, а уж с педагогом расправиться нынче не составляет труда. К сожалению, разговора об этой опасной тенденции на съезде не состоялось. Как и разговора о том, почему есть планы уничтожения педвузов и чем это грозит системе образования.

Общероссийский профсоюз образования сегодня - это 5 миллионов членов, то есть мощная сила, но все равно постоянно возникают вопросы, зачем нам нужен профсоюз и что он может. Зачем нужен, понятно - чтобы защищать работников от произвола власти. Что может? Вот это вопрос дискуссионный, но сегодня чрезвычайно актуальный.

20 лет назад, когда первый председатель и создатель профсоюза Владимир Яковлев формировал вместе с региональными профлидерами модель этой общественной организации, было ясно, что тогда сила профсоюза такова, что каждая акция способна поставить власть перед выбором: отменить неправильные решения, скорректировать социальную политику или вызвать мощный социальный взрыв. Сегодня профсоюз все чаще говорит о том, что акции проводить можно, но нежелательно, лучше садиться за стол переговоров. Эта позиция симпатична, так как учитель по природе своей не бунтовщик. Однако всегда ли сидение за столом переговоров приводит к нужным результатам? Скажу сразу - далеко не всегда. Не случайно в последнее время все чаще профсоюз прибегает к помощи главы ФНПР Михаила Шмакова, который пишет письма Председателю Правительства РФ или спикеру Госдумы РФ, настаивая на тех или иных шагах власти в пользу педагогов. Создается впечатление, что мирные выступления самого отраслевого профсоюза по каким-то неведомым причинам нужного эффекта не достигают. Конечно, это отнюдь не вина профсоюза, это политика власти, которая декларирует важность общественного мнения, но на самом деле относится к нему практически равнодушно.

Выводить или не выводить людей на улицы в рамках протестных акций? Это вопрос тоже актуальный и дискуссионный. Педагогическое сообщество многим недовольно, причем если открыто выступают народные учителя и учителя года, то учителя без титулов и званий о своем недовольстве говорят в лучшем случае в учительских, но чаще на кухнях. Управленцы от образования, собирающие совещания и форумы, чтобы обсудить нечто, все равно хотят слышать голоса только согласных с ними. Положение педагогического профсоюза чрезвычайно важно укреплять, но для этого должна возрасти его активность. Как, каким образом? Разговор на съезде об этом тоже как-то не сложился. Видимо, отчасти потому, что у профсоюза нет сильного корпуса аналитиков, которые бы оценили ситуацию, складывающуюся для него сегодня и в будущем. Доклад был спокойным и привычным, он напоминал доклады управленцев от образования, констатирующие ситуацию в отрасли, а нужны были жесткий, точный анализ и не менее жесткие выводы с точки зрения профессионального сообщества.

Вопрос «Что делать?» ежеминутно возникает перед региональными профлидерами, которые работают с местными властями на расстоянии вытянутой руки. Весь вопрос в том, будет ли тут крепкое рукопожатие социального сотрудничества или отдельно взятые грозящие друг другу кулаки. Как ни странно, об ответственности власти, депутатов говорил на встрече с делегатами съезда Вячеслав Володин, в докладе же не было тезиса о том, как призывать власть к ответственности, какими путями. Между тем на московской городской конференции о задачах профсоюза хорошо сказал ректор МГПИ Александр Кутузов: профсоюзу нужно создавать, расширять и усиливать зоны влияния.

Вроде бы с зонами влияния дела обстоят не так уж и плохо: есть договора о сотрудничестве с Министерством образования и науки РФ, с Рособрнадзором и почившим в бозе Рособразованием, единомышленник профсоюза Григорий Балыхин возглавляет отраслевой комитет в Госдуме РФ, то есть зоны есть, вот удается ли влиять... В России повсеместно идут реформы различных сторон деятельности образования. Вполне вероятно, позиция профсоюза - не только критиковать, но и добиваться корректировки политики государства в отношении образования или как минимум уменьшения возможных социальных рисков, связанных с реализацией такой государственной политики, - имеет смысл, однако с корректировкой явно не все получается. Новые системы оплаты труда вводятся несмотря ни на что, статус педагогических работников не повышается, социальные гарантии имеют тенденцию к скукоживанию. Власть не боится вести себя так, как считает нужным, видимо, совершенно напрасно не считая профсоюз той реальной силой, которая может ей противостоять. Борьба за права педагогов перешла в основном на региональный уровень, каждая территориальная профорганизация ведет бои местного значения, подчас добиваясь успеха, как, например, Красноярская краевая, которая не дала принять законы, ухудшающие положение педагогов. Но чрезвычайно важны победы на федеральном уровне, во многом определяющие успех в регионах. Вот тут дела обстоят не так хорошо, как того хотелось бы. Главное, чего пока не удалось добиться, - это сохранение единого образовательного пространства, так как в разных регионах разное положение педагогов по уровню зарплаты и социальным гарантиям. Именно разное положение педагогов и становится, на мой взгляд, причиной того, что профсоюзу чрезвычайно трудно провести общие акции в масштабах России: попробуй выведи одновременно на улицу благополучных педагогов Москвы, Ханты-Мансийска под лозунгами повышения зарплаты, ведь им не за что воевать, у них и так все хорошо. А если выбивается хотя бы один регион, общей акции не получается. (Профсоюз сегодня проводит акции, в основном укрепляя материальное положение почтовиков: чуть что, летят в Москву протестные письма и телеграммы, но их всегда можно положить под сукно. Есть примеры того, как власть имущие даже не считали своим долгом отвечать на такие письма с тысячами подписей педагогов.) А не получается всеобщая акция - нет демонстрации силы, власть ничего и не боится. Например, не выплачивает вот уже три месяца денежное вознаграждение за классное руководство, хотя должна по закону это делать, монетизирует коммунальные льготы сельским учителям, хотя соответствующий закон еще не принят. Определенные опасения, видимо, у власти все же есть, иначе она не выплатила бы в прошлом году в условиях кризиса отпускные в полном объеме, не хочет она социальных осложнений. Права педагогов нарушаются повсеместно, под тот бронепоезд, что их подминает, бросаются правовые службы профсоюза, их специалисты добиваются победы в судах (экономическая эффективность правозащитной работы территориальных организаций профсоюза за 5 лет возросла почти в шесть раз и составила в целом более 12,1 млрд рублей), но изменения ситуации в целом по стране не получается. Кстати, у профсоюза не получается широкое информирование педагогов об успехах правозащитной деятельности, иначе вопрос, зачем нужен профсоюз, не возникал бы. Парадоксально, но у профсоюза практически нет пиара, хотя о его положительном имидже речь идет постоянно. Программа у профсоюза есть, но профессионалу сразу видно, что писал ее непрофессионал и навряд ли она будет иметь положительный результат. В докладе было отмечено, что значительная часть работы профсоюза - информационная. Достижением считается то, что у него есть свой сайт, который должен доводить до членов профсоюза актуальную информацию. Как справляется с этой задачей сайт, можно судить не только по тому, какие устаревшие материалы нередко есть на нем, но и, например, по тому, что сразу после проведения съезда ни доклад Галины Меркуловой, ни отчет о работе профсоюза за прошедшие пять лет несколько дней не появлялись на сайте ЦК профсоюза, их народ мог найти совсем на других сайтах.

Помимо аналитики в докладе еще, несомненно, нужно было бы более выпукло и ярко сказать о достижениях профсоюза. Но, видимо, скромность не позволила сделать это тем, кто работал над докладом. В последние годы профсоюз почему-то не торопится информировать широкую общественность о своих значимых свершениях (да что там о свершениях - даже о тех шагах, что предпринимаются), между тем вот что можно было бы противопоставить призывам к публичным протестным акциям, дескать, и без них удается продвигаться вперед.

Общероссийский профсоюз образования - единственная мощная общественная организация в стране. Осенью мы отметим ее двадцатилетие. Но, как говорится, кому много дано, с того и спрос больше. Так хочется, чтобы увеличение спроса не вызывало больше вопроса «Зачем он нужен, этот профсоюз?», чтобы в наши трудные времена на этот вопрос у профсоюза всегда был достойный ответ, подкрепленный не менее достойными делами и планами.