Досье «УГ»

Об авторе. Владимир Алексеевич Галеев до войны окончил школу с отличием и три курса Московского энергетического института. В войну на Отдельном Военном факультете связи Красной Армии получил диплом инженера-электрика по радиосвязи. С 1 марта 1943 года оказался на фронте. 9 мая 1945 года встретил в звании гвардии капитана в возрасте 25 лет. Награжден орденом Отечественной войны 2-й степени, двумя орденами Красной Звезды, медалями. Воспоминания о войне стал записывать только что - как точно выразился один фронтовой поэт, «и это все в меня запало, и лишь потом во мне очнулось». Яркие эпизоды военных дней, написанные живым сочным языком, - ценные документы эпохи.

Ехали мы не очень шустро, так как время от времени наш паровозик сходил с рельсов, изуродованных войной. Приходилось с помощью бревен и жердей ставить его на место.

Так или иначе, но доехали до озера Селигер, где мы должны были погрузиться в эшелон. Это было 1 мая 1943 года.

В разговоре с командиром полка полковником Поповым выяснилось, что нас перебрасывают куда-то под Курск или под Воронеж. Могу сказать, что полковник неоднократно оценивал мою фронтовую деятельность весьма положительно, а лично ко мне относился по-отечески доброжелательно. А тут он как-то ехидно прищурился и сказал:

- Знаешь, связист, много я видел в жизни волосатостей, но такой пакости, как у тебя на физиономии, мне видеть не приходилось!

Дело в том, что во фронтовых условиях обычная мужская процедура - бритье - превращалась в проблему. Вот и отросла у меня на щеках жиденькая бороденка, по форме монгольско-китайская, по окрасу рыжевато-седоватая. Вызванный полковой парикмахер быстро сделал свое дело под одобрительные реплики полковника.

2 мая мы погрузились в эшелон и поехали на юг через Москву, где нам сделали «дневку» на запасных путях у Рижского вокзала. Оповещенная по телефону мамочка тут же примчалась к своему единственному с гостинцами. Первое, что она сказала:

- Боже! До чего же ты грязен!

Это я-то грязен! Я же накануне у водоразборной колонки старательно отмывал не только лицо и руки, но и шею и даже уши!

Не место для игр

Лето 1943 года. Наш полк добивал разрозненные остатки немецких частей и подразделений, уцелевших после разгрома на Курской дуге. Вышли на очередной рубеж. Штаб стал по-фронтовому обустраиваться. Внезапно в тылу появился немецкий танк. С кучкой десантников на башне он мчался прямо на нас! Мы врассыпную. Не растерялся только командир приданной полку противотанковой батареи. Повернув свои 45-миллиметровые пушки, он залпом шарахнул по приближавшемуся танку. Танк остановился, десантники спрыгнули на землю.

Подбежали мы к ним. Оказалось, что это солдаты соседней части обнаружили брошенный немцами танк, решили, по их словам, «шибануть немцев ихним же оружием». Однако не сообразили, что проезжать придется через свои боевые порядки.

Результат: двое убиты, несколько раненых. Говорят, оставшиеся в живых обращались к прокурору дивизии с просьбой судить и наказать командира батареи, расстрелявшей своих. На что прокурор сказал:

- Дураки! Сами виноваты. Нужно знать, где и когда играть. Война и фронт не время и не место для игр! Я бы этого комбата к награде представил.

Начальника связи - к стенке!

2-й Украинский фронт. Зима 1944 года. Только что закончилась Корсунь-Шевченковская операция, в которой наш полк был завершающим.

Командир полка и я, начальник связи полка, вызваны в штаб фронта нарочным. Стоим, как и полагается, по струнке перед самим командующим Коневым.

В комнате очень жарко, и он без кителя. Стоим, выслушиваем разнос, глотаем обиду. Разнос-то за отсутствие связи у командующего со штабом нашего полка, который был его тактическим резервом в операции. Обидно! Конечно, такой начальник мог и не знать, что по всем инструкциям и наставлениям связь в войсках обеспечивается по принципу «сверху вниз». Его связисты должны были это делать!

Разнос закончился быстро и по-военному четко: «Командира полка - в штрафной батальон, начальника связи - к стенке!»

В этот момент в комнату вбежал дежурный офицер и, наклонившись к командующему, вполголоса что-то ему доложил. Командующий тоже вполголоса отдал какие-то распоряжения и поднял тяжелый взгляд на нас:

- Вы все еще здесь? Убирайтесь...

Далее последовала длинная тирада из идиоматических выражений. Конца тирады мы, естественно, не дослушали, радостные выскочили во двор и бегом ко все еще ожидавшим нас саням. И рысью «домой», в родной штаб. Никаких продолжений у этой истории не было.

Странная фамилия - Ярота

По ранению выбыл из строя командир нашего полка полковник Попов. На его место был назначен полковник с экзотической фамилией Ярота.

Он сразу нас удивил, и не только фамилией. Во-первых, возрастом - всего немногим более двадцати. Во-вторых, обилием орденов. Их было так много, что они не умещались у него на груди. Ордена были и на животе, и на талии! И еще он отличался необыкновенной храбростью. Посещая по служебной необходимости передовые окопы, он не ползал, как это делали другие, и даже не нагибался, а ходил в полный рост.

Командовал полком Ярота не хуже других. Глупых или невыполнимых приказов и указаний не отдавал. С офицерами был вполне контактен. Служил бы и служил. Глядишь, и генерала бы получил. Но надо же было ему похвастать, что он еще и депутат Верховного Совета СССР! Мы отнеслись к этому довольно равнодушно. Подумаешь!

Только «особист» - прикомандированный к полку сотрудник дивизионного отдела контрразведки СМЕРШ - вычислил, что молодой Ярота по возрастному цензу не мог быть депутатом! И он стал «копать»...

Выяснилось, что сержант Ярота служил в тыловом подразделении, известном как «похоронная команда». Задача подразделения - подбирать после боя убитых и хоронить их. Ярота, прежде чем похоронить убитого, снимал с него ордена. Вот откуда у него их такое количество. Попав по ранению в госпиталь, Ярота заявил, что все его личные документы «пропали вследствие ожесточенной немецкой бомбардировки».

Кадровики, ослепленные обилием орденов, оформили ему нужные документы и направили командовать Гвардейским полком.

Закончилась эта история уже в начале 45-го в Румынии. Яроту отправили в штрафной батальон, сняв с него погоны и ордена.

Владимир ГАЛЕЕВ, ветеран войны и труда, Москва