В советские времена пенсионеры уходили на заслуженный отдых, достигнув положенного возраста. Нынче пенсионеры работают до глубокой старости, потому что на пенсию не прожить. В результате для молодых выпускников педвузов нет мест в школах, а школьники не всегда могут получить качественные знания, ибо подчас их учат уставшие от долгих лет работы и, что греха таить, отставшие от современных требований учителя. Понятно, что до тех пор, пока пенсия не будет достойной, такая ситуация сохранится.

В минувшую среду Госдума РФ рассмотрела в первом чтении и отклонила проект федерального закона №470294-4 «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации». Законопроект пролежал три года в ожидании рассмотрения. В нем предлагалось внести изменения в Федеральный закон «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации», дополнив его положениями, согласно которым работникам государственных и муниципальных учреждений образования, медицины и культуры можно было бы предоставить право на получение пенсии по государственному пенсионному обеспечению - пенсии за выслугу лет:

Статья 7.1. Условия назначения пенсий работникам государственных и муниципальных учреждений образования, медицины и культуры.

1. Работники государственных и муниципальных учреждений образования, медицины и культуры при наличии стажа работы в указанных учреждениях не менее 15 лет имеют право на пенсию за выслугу лет.

2. Пенсия за выслугу лет устанавливается к трудовой пенсии по старости (инвалидности), назначенной в соответствии с Федеральным законом «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», и выплачивается одновременно с ней.

Статья 14.1. Размеры пенсий работников государственных и муниципальных учреждений образования, медицины и культуры.

1. Работникам государственных и муниципальных учреждений образования, медицины и культуры назначается пенсия за выслугу лет при наличии стажа работы в указанных учреждениях не менее 15 лет в размере 45 процентов среднемесячного заработка работника государственного или муниципального учреждения образования, медицины или культуры за время работы в указанных учреждениях за вычетом базовой и страховой частей трудовой пенсии по старости (инвалидности), установленной в соответствии с Федеральным законом «О трудовых пенсиях в Российской Федерации». За каждый полный год стажа работы в государственных и муниципальных учреждениях образования, медицины и культуры сверх 15 лет пенсия за выслугу лет увеличивается на 3 процента среднемесячного заработка. При этом общая сумма пенсии за выслугу лет и указанных частей пенсии по старости (инвалидности) не может превышать 75 процентов среднемесячного заработка за время работы в указанных учреждениях.

2. Размеры пенсий, предусмотренные пунктом 1 настоящей статьи, для граждан, проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, в районах с тяжелыми климатическими условиями, требующих дополнительных материальных и физиологических затрат проживающих там граждан, определяемых Правительством Российской Федерации, увеличиваются на соответствующий районный коэффициент, устанавливаемый Правительством Российской Федерации в зависимости от района (местности) проживания, на весь период проживания указанных граждан в указанных районах (местностях). При выезде граждан из этих районов (местностей) на новое постоянное место жительства размер пенсии определяется без учета районного коэффициента.

Статья 21. Среднемесячный заработок, из которого исчисляется размер пенсии работников государственных и муниципальных учреждений образования, медицины и культуры.

Размер пенсии за выслугу лет работников государственных и муниципальных учреждений образования, медицины и культуры исчисляется из их среднемесячного заработка за последние 12 полных месяцев работы в указанных учреждениях, предшествующих дню ее прекращения либо дню достижения ими возраста, дающего право на трудовую пенсию, предусмотренную Федеральным законом «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».

Внимательное изучение предложенных поправок позволяет понять, что авторы законопроекта, по сути дела, во-первых, оформили предложения «УГ» и ВПС, во-вторых, фактически предложили ввести схему пенсионного обеспечения работников государственных и муниципальных учреждений образования, медицины и культуры, аналогичную схеме пенсионного обеспечения федеральных государственных служащих, считая, что «законопроект закрепляет право работников государственных и муниципальных учреждений образования, медицины и культуры на государственную пенсию за выслугу лет при наличии соответствующего стажа в дополнение к трудовой пенсии» и что эта «мера позволит усилить их социальную защиту, обеспечить достойную жизнь после выхода на пенсию, а также в целом сделать работу в указанных учреждениях более привлекательной и престижной».

Конечно, у такого закона сразу появилось множество противников среди госслужащих, оценивающих перспективы принятия такого закона. Правовое управление Думы тут же заметило, что «регулирование системы государственной службы Российской Федерации и регулирование бюджетной сферы имеют различную правовую основу», а потому оснований для обобщенной схемы пенсионного обеспечения федеральных государственных служащих и работников бюджетной сферы нет. И вообще, сказали юристы, по ранее действующему законодательству право на пенсию за выслугу лет имели не только эти бюджетники, но и многие другие категории граждан, также занятых в бюджетной сфере, и зачем снова огород городить.

Бюджетников юристы выделять не хотят, считая, что «реализация данного законопроекта может привести к осложнениям в правоприменительной практике, связанным с установлением права на пенсионное обеспечение в зависимости от вида собственника учреждения, где протекала трудовая деятельность граждан». Дескать, в решениях Конституционного суда Российской Федерации неоднократно отмечалось, что «то обстоятельство, в чьем ведении находятся учреждения и кому принадлежит закрепленное за ними имущество - государству, муниципальному образованию, акционерному обществу, само по себе не предопределяет различий в условиях и характере профессиональной деятельности их работников и не свидетельствует о существовании таких различий» (например, определение от 6 декабря 2001 года №310-О или постановление от 3 июня 2004 года №11-П). На самом деле, разве можно сравнивать нищих бюджетников и тех, кто работает в коммерческих фирмах или на госслужбе, кто имеет возможность заранее обеспечить старость?

Понятно, что для бюджетников в соответствии с новым законопроектом нужно было бы находить пенсионные деньги из бюджета же, поэтому положения законопроекта требуют согласования с пунктом 1 статьи 83 Бюджетного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 26 апреля 2007 года №63-ФЗ), в соответствии с которым «в случае принятия закона либо другого нормативного правового акта, предусматривающего увеличение расходных обязательств по существующим видам расходных обязательств или введение новых видов расходных обязательств, которые до его принятия не исполнялись ни одним публично-правовым образованием, указанный нормативный правовой акт должен содержать нормы, определяющие источники и порядок исполнения новых видов расходных обязательств, в том числе в случае необходимости порядок передачи финансовых ресурсов на новые виды расходных обязательств в соответствующие бюджеты бюджетной системы Российской Федерации».

Никто этим заниматься не хочет. Даже те депутаты, которые входят в Комитет ГД РФ по труду и социальной политике, возглавляемый заместителем председателя ФНПР Андреем Исаевым. Рассмотрев проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации», а также поступившие к законопроекту заключения и отзывы, Комитет Государственной Думы по труду и социальной политике порекомендовал Государственной Думе отклонить законопроект. Было бы наивно полагать, что все могло быть иначе. У депутатов пенсия, как у госслужащих, будет равна 75 процентам от зарплаты, что составляет немалую сумму. Поэтому что им до того, какая пенсия у бюджетников.

Между тем двойная пенсия (за выслугу лет и по старости) могла бы решить многие проблемы российского образования, о модернизации которого не говорит только ленивый. Но модернизация, как и инициатива «Наша новая школа», будет пустым звуком, если все это не будет подкреплено заботой о кадрах. Кадры и сегодня решают если не все, то многое. Два ключевых критерия определяют привлекательность системы образования для высококвалифицированных кадров - достойная зарплата и достойная пенсия, но пока, как видим, ни та, ни другая проблема должным образом не решается.