Комментарий «УГ»

Труд педагога, как любую творческую деятельность (а по Конституции Российской Федерации преподавание отнесено именно к такому виду деятельности), сложно регламентировать, свести к отработке часов. И все же нормировать его приходится. Хотя бы для того, чтобы оплатить труд так необходимого обществу специалиста. А то, что зарплата учителя сегодня не адекватна его затраченным силам и энергии, сегодня известно всем от мала до велика. В этом конфликт и заключается. Российские учителя все чаще поднимают голос в свою защиту, но чувства, которые возникают у них при этом в душе, не позволяют им далеко заходить в своих требованиях.

Наши попытки выяснить, каково правовое поле для определения функциональных обязанностей учителя, что он непременно должен делать, а от чего вправе отказаться, не сразу увенчались успехом. Наверное, действительно этот вопрос не очень-то проработан. В правовом отделе Минобразования РФ на наш запрос пообещали подготовить ответ в течение месяца. В аппарате ЦК Профсоюза работников образования и науки РФ ответили быстрее, но предупредили, что это может взбудоражить людей, потому как сейчас на основе правительственного постановления в Министерстве образования России идет подготовка соответствующего положения - об особенностях режима рабочего времени и времени отдыха педагогических работников (см. комментарий эксперта В.Понкратовой). «Ну и что же? Вот как раз и обсудим», - говорим мы.

В нашем сознании еще не прижилась мысль, что любые государственные акты перед принятием должны проходить общественное обсуждение и профессиональную экспертизу. Учителя не должны оставаться в стороне от разработки столь важного для них нормативного документа. У них есть что сказать по поводу особенностей своего режима работы. Мы готовы выслушать разные мнения. Надеемся, что выслушают их и те, от кого зависит принятие решений.

Наиболее короткий ответ я получила от старшеклассника Мити, который, проучившись несколько лет в немецкой школе в западной части Германии, последнее время с большим удовольствием учится в российской школе при посольстве России в Берлине. Митя убежден, что немецкие учителя делают ровно столько, за что им платят деньги. Он вспомнил, как однажды подошел после занятий к немецкому учителю и сказал, что не понял тему, в ответ услышал: «Это твои проблемы. Тебе объяснили».

Не удивительно, что в последнее время система образования в Германии - одна из первоочередных проблем, над решением которой ломает голову правительство. Всё немецкое общество хорошо понимает, что надо что-то срочно делать.

В большинстве случаев отмечается формальный подход к ребенку. Немецкие учителя не пытаются вникнуть в суть проблем школьника, найти и устранить причину конфликта. Самым страшным доказательством этого является недавняя трагедия в Эрфурте, когда старшеклассник, расстреляв 17 учителей, последним выстрелом убил себя. После опросов школьников выяснилось, что учащиеся Германии поставили случившееся в укор учителям.

О чем говорить, если у немцев сейчас уже на законодательном уровне воспитание полностью перенесено в сферу семьи, учителя не отвечают за воспитание детей? А ведь именно здесь кроется один из секретов силы и величия российской педагогики.

В Германии считается, что учителя и так очень сильно загружены, ведь их ставка достигает 27 - 28 часов. Но только вопрос - с чем сравнивать? У немцев речь не идет о полутора или двух ставках, о работе во вторую смену и т.п. Культпоходы в театр, цирк, зоопарк и т.д. входят у них в обязательный учебный план, для этого отводятся свободные дни в расписании. Один раз в год по плану проводятся большие выездные экскурсии, возможно, даже, за границу, при этом малообеспеченным детям помогает социальное ведомство. Таким образом, часть проблем, решение которых в России зависит только от мужества и энтузиазма героев-учителей, входит в немецкий учебный план и, как сказал Митя, «за это они зарплату получают».

Что касается работы с родителями, то знакомая немка очень удивилась, когда я сказала, что у моих детей в школе родительские собрания проводились чуть ли не каждый месяц, по мере необходимости, и я всегда могла позвонить домой или подойти в школу к классной руководительнице моего сына.

В немецких школах родительские собрания проводятся обязательно в рамках школьной программы: 2 раза в год. Проходят они в форме индивидуальных встреч учителя с родителями, приблизительно по 15 минут с каждым. Нельзя же нарушать права человека, хвалить или ругать детей при посторонних родителях! А вот после уроков внепланово поговорить с учителем о проблемах своего ребенка уже проблематично. Говорят, что через 5 минут после окончания уроков учителей найти сложно...

Зато в немецких школах широко практикуется переписка посредством почты между учителем и родителями. Кроме того, ребенку в письменном виде выдаются листы порицания (выговоры). Каждые полгода вместе с табелем выдается характеристика на ученика, где фиксируются его успехи, неудачи, пропуски занятий и т.д. Не в этом ли состоит пресловутый индивидуальный подход к каждому ребенку?

Прогулы - это прежде всего забота родителей. До трех дней - ничего, но потом начинаются проблемы. Родители должны сообщить в школу в установленный срок что и почему. При этом за прогулы ребенка родителей могут даже оштрафовать, не выдать учащемуся по окончании учебы документ об образовании.

От немецкого учителя можно услышать: «Не могу же я весь урок заниматься воспитанием. У нас есть программа, которую надо пройти». Но ведь учитель воспитывает своих учеников постоянно, своим поведением, отношением к детям и к тому, о чем он рассказывает.

Если человеческие отношения будут стоять на первом месте, и если всё, что делает наш, российский учитель, он по-прежнему будет пропускать через свою душу, тогда мы сохраним наше главное богатство - менталитет, душу и человечность нашего народа. И это самое главное, что не просто должен, а ОБЯЗАН делать каждый наш учитель. Нельзя допустить, чтобы навязываемые нам капиталистические отношения перечеркнули славные достижения российской педагогики и вместо воспитания личности давали ей только сумму знаний.

Берлин