Человек выдохся, а отдачи нет

В США живет одна моя знакомая, ей 75 лет. Она два года отучилась на курсах при вузе, и государство ей за это еще платило, потому как заинтересовано в получении своими гражданами высшего образования и повышении квалификации на протяжении всей их жизни. Это, возможно, говорит о большом разрыве между нашими странами, но раскрывает суть вопроса: там, где образование признано приоритетной отраслью, уровень благосостояния людей выше. Кроме того, им никогда не будет грозить диктаторский режим, который легче всего установить там, где народ необразован.

Первая позиция, таким образом, экономическая. Она определяет многие вещи в системе образования. Главнейшая из них - проблема кадров. Вузы, разумеется, готовят педагогических работников, но ведь зачастую они не доходят до школ! Надо не на словах рассказывать, как можно поднять престиж учительской профессии, а проводить такую политику, чтобы можно было привлечь образованных, талантливых молодых людей в школы.

Для этого, я считаю, нужно, чтобы правительство изменило свое отношение к собственному народу. Поскольку сфера образования - это стратегический узел для решения многих вопросов, то и финансирование должно быть на высоте. Что происходит на самом деле, мы знаем. Возьмем для примера ситуацию с дефолтом 1998 года, когда общий уровень оплаты труда резко понизился. Но ведь общество не стало меньше спрашивать с учителя! Напротив.

В ситуации катаклизмов, когда потеряны ценностные ориентации, нарушен привычный уклад жизни, ответственности на учителя возлагается больше, а платят ему меньше. Вот в чем парадокс. Общество ставит большие задачи, но ведь их же надо чем-то подкреплять! Нельзя же все время уповать на сознательность!

В иерархической системе «министерство образования - районные школы» существует разный уровень ответственности. Необходимо ее персонифицировать.

Еще один аспект проблемы - профессиональная этика. Она очень часто не позволяет учителю проводить линию между должностными обязанностями, выполнение которых ему оплачивается, и работой, которую нужно сделать независимо от оплаты. Вот, например, классный руководитель. Ему платят 20 процентов от ставки, примерно 500 рублей. Получая эту надбавку, классному руководителю нужно решить проблемы 30 учеников - сходить с ними на выставки, обсудить насущные вопросы, вникнуть в переживания каждого...

Как можно делать весь объем работы за то, что человеку предлагается в оплату? Другое дело, что учителя работают на энтузиазме, по инерции. Я причисляю себя к людям, которые остались работать в школе с тех, советских, времен и привыкли работать по принципу: ты обязан делать, не считаясь с личным временем, со своей зарплатой. На таких консервативных подходах многие школы сегодня и держатся. Но это не значит, что так правильно и справедливо: человек все сделал, что от него требовалось, выдохся, а отдачи нет.

Вывод простой: необходимо обращаться к собственному правительству на предмет реализации Закона «Об образовании» и внесения в него поправок, которые бы регулировали деятельность образовательных учреждений.