О рыбках, бабочках и компьютерных играх

- Павел, фильм «На игре» о том, как компьютерная игра затягивает в себя людей, как игра становится реальностью. Раз вы взялись за эту тему, может, вы поклонник компьютерных игр?

- Я не поклонник компьютерных игр, но увлечься ими могу. Специально перед съемками играл в одну игру, с огромным удовольствием прошел все уровни. Но потом стер ее с компьютера и других игр не покупал. Поставь я новую игру, опять пришлось бы потратить месяц пусть на увлекательное приключение, но для реального времени это будут потерянные часы. Все мои достижения останутся в компьютере. Я лучше новый сценарий за этот месяц придумаю и напишу, чем проведу его вот так впустую.

- Вас уже записали в специалисты по молодежным темам, все три фильма: и «Последний уикенд», и «Нулевой километр», и только что вышедший «На игре» - картины о молодежи.

- Это не совсем так. Если бы я был знатоком современной молодежи, я бы делал социальные фильмы о ее проблемах, о взаимоотношении со взрослым миром, между собой. Мои картины жанровые, в которых есть элемент сказки, элемент условности. Это не стопроцентно жизненное кино. Так получалось, что в ней есть по тем или иным причинам молодые герои. Но в этом нет специальной установки. Просто так получилось.

- У вашей новой картины две части, как показала практика российского проката - не самая удачная форма.

- У меня не было выбора. Пять героев (четыре парня и девушка), и нам надо было рассказать обо всех, поэтому фильм получился трехчасовой. Для динамичной картины это очень много, сразу это посмотреть зрителю будет тяжело. Поэтому мы поделили фильм пополам. Конечно, было бы хорошо, если бы фильм вышел с интервалом в неделю. Но это невозможно по причине сложной росписи выхода фильмов в кинотеатрах. Да, это рискованно. Но мы идем на этот риск. Другое дело, что большинство зрителей, уже видевших фильм, в один голос говорят, что они хотят посмотреть продолжение.

- Изначально ваш фильм назывался «Геймеры». Почему название сменилось?

- Это очевидная вещь. Недавно вышел фильм «Геймер» с Джоном Батлером, и было бы глупо выпускать фильм с похожим названием. Мы провели конкурс в интернете на название, нам прислали около тысячи писем, и среди них было выбрано «На игре».

- Почти одновременно с вашим фильмом выходит картина Сергея Снежкина «Похороните меня за плинтусом», снятая по вашей книге. Вы довольны этой экранизацией?

- Я, может быть, не очень ею доволен как экранизацией. Но это и неплохо, что фильм вышел именно такой. После кино люди пойдут в книжный и купят повесть, чтобы понять, в чем разница. Фильм это другой взгляд на рассказанную мной историю. Если бы это была дословная экранизация, то людям после фильма уже не надо было бы читать книгу. А так фильм другой, он более жесткий, более депрессивный, более тяжелый, трагичный. Я не могу сказать, плохой он или нет. Он другой.

- Одно время вы сами собирались экранизировать свою книгу. Теперь не досадуете, что не сделали это?

- Это был осознанный выбор. Я мог бы снимать эту картину, но тогда бы я не делал «На игре». А мне было интересно снимать именно о геймерах. Я бы испытывал досаду, если бы отказался от «Похороните меня за плинтусом», начал бы снимать «На игре», а у нас бы что-нибудь не получилось или не хватило бы денег. Но поскольку мне нравится то, что у нас получилось, то и жалеть мне не о чем.

- Ваша мама, Елена Санаева, пробовалась на роль бабушки в этом фильме, и ее, к сожалению, не взяли...

- Да, к сожалению. Тем более у нас была договоренность со студией, что у нее будет приоритет. Но у режиссера было именно такое видение образа, и здесь я уже ничего не мог поделать. Он выбрал на эту роль Светлану Крючкову.

- После выхода книги прошло более десяти лет, ваше отношение к ней не изменилось?

- Нет, она мне до сих пор нравится. Для нового подарочного издания с иллюстрациями я даже дописал две главы. В свое время они не получились и поэтому не вошли в книгу. Я их достал из стола, перечитал, переписал все заново, исправив то, что не получилось тогда. Одну из этих глав я читал в Калининграде, где у нас недавно проходила премьера фильма, и все очень смеялись. Было приятно вновь вспомнить то время, когда я работал над книгой. Посмотреть картинки и прочитать одну новую главу можно в Интернете на сайте, посвященном этой книге www.plintusbook.ru. Когда закончится работа над фильмом «На игре», я сяду писать новый роман «Хроники раздолбая», у меня уже подписан договор с издательством. Надеюсь, книга получится на том же уровне, что и «Похороните меня за плинтусом».

- Понятно, что «Похороните меня за плинтусом» - это художественное произведение, но все равно многие, близко принявшие эту историю, задаются вопросом - неужели все это было на самом деле?

- Не надо задавать таких вопросов. Конечно, что-то там правда. Но если сейчас пытаться отделить истину от вымысла, это будет только медвежья услуга книге. Она начнет размываться как художественное произведение, превращаясь в нечто совсем другое. Это же не мемуары. Ни монолога бабушка под дверью не произносила. И не умирала она, когда меня у нее забрали. И еще двадцать фактов из этой книги я могу вам назвать, которых на самом деле не было.

- Почему книга посвящена Ролану Быкову, а не маме?

- Потому что благодаря ему я начал этим заниматься, потому что он меня в свое время к этому подтолкнул. Он позитивно оценил мои первые литературные опыты. Я специально говорю «позитивно», а не «высоко». Своей оценкой он меня подбодрил на дальнейшую работу, считая, что именно этим мне и надо заниматься. И я, видя, что писательством можно завоевать его уважение, стал делать что-то еще и еще и в результате дописался до этой книги. Поэтому его заслуга в том, что он меня на это поприще подтолкнул, а впоследствии и поддержал. Поддержал, когда книга была написана, напечатана и не нашла признания.

- В вашей биографии был еще такой момент, когда вы занимались переводом иностранных фильмов...

- Да, это было после выхода книги. Пока я книгу писал, перебивался случайными заработками. К тому времени я жил отдельно и надо было как-то самостоятельно добывать деньги. Я искал работу, которая позволяла бы мне двигаться дальше - писать сценарии, книги. Переводы в этом отношении были просто идеальным выходом. Занимался я этим с 1995 по 2004 год, пока не запустилась первая картина «Последний уикенд». Из таких переводов самыми известными были «Убрать перископ», «Аферисты», «Части тела», «Жизнь прекрасна», «Без чувств» - это все были голосовые переводы, а потом пошли дубляжи: «Остин Пауэрс», «Властелин колец», «Очень страшное кино».

- Откуда такое знание языка? Спецшкола?

- Нет, не спецшкола, самостоятельная практика.

- Вы окончили сценарное отделение ВГИКа. Как и почему произошел переход от написания сценариев к желанию снимать самому?

- Если ты хочешь, чтобы твой сценарий реализовался так, как ты это видишь, тебе его надо снимать самому. История с «Похороните меня за плинтусом» это и демонстрирует. Студия купила у меня сценарий, под него выделили деньги. Дальше приходит режиссер, выкидывает мой сценарий, потому что у них недостаточно денег для того, чтобы его реализовать, пишет на основе книги новый сценарий, снимает по нему, и в итоге получается совсем другая картина. Но, к счастью, в этой ситуации есть книга, с которой всегда можно сравнить фильм. А теперь представьте, что это был бы мой оригинальный сценарий, например, про геймеров. Студия сценарий купила бы, пригласила режиссера, он бы все выкинул и сделал свое кино. И моя история умерла бы окончательно. С такой ситуацией я столкнулся в самом начале. Был сценарий, который я долго писал и переписывал, общался с режиссером, он постоянно что-то правил, после чего сказал, что он соавтор сценария и его фамилия должна стоять первой, потом, правда, согласился встать в титрах вторым. В итоге мы разошлись. Это была история «Нулевого километра». Прежде чем взяться за него, я снял несколько короткометражек, потом был «Последний уикенд», и только потом я смог сделать «Нулевой километр».

- В фильме «Нулевой километр» вы сняли свою маму. Хотелось с ней поработать?

- Да, мне хотелось снять в своем кино маму, и там была роль для нее. У мамы есть одно потрясающее свойство - при том, что ей, скажем так, сейчас около шестидесяти (возраст женщины не говорят), у нее сохранился абсолютно юный взгляд. У нее глаза молодой женщины. В этой роли это было важно. Парни не просто какую-то бабку заморили, они убили человека с молодой душой, который мог бы еще жить, работать, у которого была мечта написать книгу по творчеству Бальзака. Мама на эту роль подходила идеально.

- Вы показываете маме свои работы?

- «Нулевой километр» я делал у мамы дома. Поставил у нее большой компьютер - по работе это было удобней - и монтрировал. Поэтому весь монтаж она видела, вместе со мной переживала, когда что-то не получалось. С картиной «На игре» получилось все по-другому, целиком картину она увидела только на первом показе. Маме понравилось.

- Про вас пишут, что вы «актер, писатель, сценарист, режиссер, переводчик». Какая из этих ипостасей вам больше соответствует?

- Актером я себя не считаю, потому что снялся всего в нескольких картинах в детско-юношеском возрасте. Сценариста и режиссера надо соединить в одно, потому что пока все фильмы я снимал на основе своих сценариев. С переводчиком тоже понятно - это было давно, и хоть я перевел около семисот картин и меня знали в первую очередь как переводчика, сейчас я этим не занимаюсь. А писатель... Многие, наверное, считают, что по одной книжке человека писателем не называют. Но откройте мою книгу, и все сразу станет понятно.

- Мы с вами говорим только о работе. Есть у вас что-то помимо нее?

- Работа в кино так устроена, что она не оставляет времени на что-то другое. Здесь нет работы «до шести», после которых я могу делать, что хочу. Она занимает тебя целиком. В итоге остаются редкие встречи с друзьями, вылазки куда-нибудь, чтобы покататься на лыжах. Ничего больше и не требуется. Все, что мне хочется получить в плане жизненных интересов, я получаю на работе - будь это музыка или общение. Поэтому у меня нет потребности разводить рыбок в свободное от работы время.