Из идей этих для меня самая привлекательная - о конвергенции. Конвергенции, взаимопроникновении двух систем - социализма и капитализма. Было бы смешно говорить сейчас, что повсеместно победил тотальный, чистый, без примесей капитализм. Он ведь и победил потому, что стал более социальным - особенно это заметно на примере скандинавских стран, Финляндии. А в будущем, думаю, и вовсе наступит что-нибудь без этих «измов» - экуменизм, например (т.е. единство всех христианских конфессий), о котором мечтал наш второй великий духовный соотечественник отец Александр Мень. И не только мечтал, но и активно действовал успев подготовить, к примеру, до своей трагической гибели учеников во всех этих конфессиях - молодых священников - лютеран, католиков, православных, протестантов и т. п.

Так вот духовное наследие Сахарова и Меня ставит перед нами задачу и такого синтеза именно духовных ценностей двух социальных систем.

К тому же перед школой и обществом встала острейшая задача поисков новой этики, нравственного воспитания в изменившихся условиях - и вряд ли стоит уповать в этих вопросах только на церковь, на религию. У нас ведь в стране накоплен колоссальный багаж светского нравственного воспитания - лучшее из опыта работы пионерии, к примеру, и, конечно же, мощный ресурс коммунарства - и методики, и движения.

Вот я и думаю, что прежде чем что-то вводить в школу в качестве нового предмета или, к примеру, вести речь о воссоздании Всероссийской детской, юношеской организации, надо бы для начала разобраться в системах новых (старых) духовных ценностей, которые выбрало общество или готово принять.

Разобраться в том числе и со стереотипами. Вот первый из них: западная цивилизация насквозь индивидуалистичная, российская же сверху донизу коллективистская.

Тезис о российской соборности как доминанте отечественного пути развития блестяще оспорил на наших страницах наш автор, профессор, член-корреспондент РАО, доктор педагогических наук Анатолий Мудрик.

На это же указывает само название недавно вышедшего сборника российских философов начала ХХ века - он так и назван: «Русский индивидуализм».

Таким образом, ключевым является вопрос о мере синтеза и этих двух общественных направленностей личности: «для себя» или «для других»? Их синтезе и с точки зрения социализации (тот же Мудрик разработал тезис о необходимости уединенности юного человека в процессе социализации). А наиболее блестящий результат дает, на мой взгляд, коммунарская и родственная ей методика коллективного воспитания с упором на развитие «внутреннего человека».

...Одно время было вообще немодно говорить у нас в Москве слово «коллектив». Теперь крен выравнивается (и как это немцам удается обойтись без этих крайностей? Лаборатория по изучению детского коллектива в духе Макаренко существовала в ФРГ с 60-х годов; в Японии же сейчас активно используется опыт Макаренко в менеджерской работе во взрослой экономике). Мы же, шарахаясь из стороны в сторону, конечно, избавляем от крайностей своих соседей, учащихся на наших ошибках и охотно подхватывающих наши же векторы роста. Да вот только никак при этих шараханиях не удержимся в «моменте истины», который проходит любой маятник. Буду рада вашим советам.