Российской Федерации 54800 школ, в них обучают 13 миллионов детей. Завтраки получают примерно 83% учащихся 1-4-х классов, 61% учащихся 5-9-х классов, 55% учащихся 10-11-х классов. Двухразовое питание имеют не более 25% обучающихся. При этом около 10% образовательных учреждений не имеют пищеблоков, почти 80% технологического пищевого оборудования в школьных столовых и буфетах имеет износ более 80%. Понятно, что без приобретения современного оборудования для школьных пищеблоков, без строительства школьно-базовых столовых невозможно обеспечить школьников полноценным питанием. В бюджете 2009 года на эти цели был предусмотрен миллиард рублей в разделе «Межбюджетные трансферты», что в два раза больше, чем в 2008 году.

В ноябре 2007 года было принято постановление Правительства РФ №799 по совершенствованию организации питания, в 2008 году в 14 субъектах РФ стартовал экспериментальный проект «Школьное питание», а в 2009 году к ним присоединились еще семь. Деньги проект получает за счет двух источников финансирования - федерального бюджета и бюджетов субъектов РФ. В целом в России в 76 субъектах реализуются региональные программы «Школьное питание». Местные бюджеты выделяют еще больше - 2,5 миллиарда рублей в 2009 году, из федерального бюджета на предстоящие 2010 и 2011 годы заложены еще по 600 миллионов.

В 2008 году удалось именно в 14 регионах, включенных в эксперимент, провести ремонт, реконструкцию, оснастить современным оборудованием 45 школьно-базовых и 375 школьных столовых, введены в строй комбинаты школьного питания в Краснодарском крае, Оренбургской области, Республике Татарстан (Казань), Алтайском, Красноярском, Ставропольском краях, Тамбовской области и Санкт-Петербурге. Теперь в этих учреждениях действительно созданы все условия для того, чтобы 100 процентов обучающихся были охвачены горячим питанием.

Если говорить о субсидиях, с помощью которых федеральный центр оказывает поддержку субъектам РФ, то в год это может составить 19 миллиардов рублей. Сумма, конечно же, немаленькая. Бизнесменам есть за что бороться. И борьба сегодня уже началась.

Первая атака реализуется в форме предлагаемого проекта «Индустрии школьного питания», авторы которого предлагают поставку в школы замороженных готовых блюд. С точки зрения доходов бизнесменов проект весьма привлекателен, но для его реализации нужно поднять сельское хозяйство, построить заводы, оснастив их оборудованием для приготовления пищи и быстрой заморозки горячих блюд, приобрести рефрижераторы для перевозки замороженного питания, промышленные холодильники для школ, обеспечивающие его хранение, а также специальное оборудование для школьных столовых - большие электропечи и так далее. Словом, чистая маниловщина. Но бизнесмены - авторы проекта - настаивают на проведении эксперимента, в этом их поддерживают некоторые депутаты ГД РФ.

Вторая и весьма существенная атака идет нынче на Москву, которая выделяет почти 6,5 миллиарда в год на то, чтобы все школьники начальной школы получали бесплатные завтраки, а дети из малообеспеченных семей еще и горячие обеды. В результате 87% школьников получают полноценное питание, из них 64% - бесплатно. Но никто «спасибо» столичной власти говорить не спешит, напротив, упреков столько, что можно диву даваться, а вот желания разобраться в сути проблем, возникающих при организации питания школьников, судя по всему, нет.

В Москве скандал по поводу питания, давший сигнал «Ату!», начался с непростой ситуации в школе. Дело в том, что умерла ее директор, что называется, сгорела от онкологического заболевания за три месяца. Она была очень хорошим директором и все держала под контролем, в том числе и питание, хотя напрямую в ее служебные обязанности это и не входило, но ведь руководитель школы отвечает в принципе за все, что там происходит. Следующий директор полтора месяца входил в курс дела, за это время работники организации, осуществлявшей питание, почувствовали безнаказанность и буквально «оторвались» по полной: тут и нарушения санитарии, и другие нарушения. Видимо, нашелся «доброжелатель», метивший на руководящее место в школе, который сигнализировал, и грянул скандал, в котором активнейшее участие приняло телевидение. Директора московских школ связывают скандал с появлением на потребительском рынке организации, которая хотела бы вытеснить тех, кто работает на нем сегодня. На такие мысли наталкивает то, что неожиданно в героях школьного питания для ТВ оказалась школа, далеко не лидер в этой деятельности, но находящаяся в конфликте со всеми и вся не один год. Одно из нынешних конфликтных направлений этой школы, в которой работают около 20 близких родственников и которая борется за право такого семейного подряда, как раз школьное питание. Школа недовольна проведением тендеров, а кто, спрашивается, им доволен в принципе?

В столице все, как в других регионах: объявляются тендеры, проводится выбор организации, которая готова кормить школьников за меньшие, чем другие, деньги, подписывается соответствующий договор с организацией-победителем, причем не директор школы подписывает этот договор, дальше есть 20-дневное меню, утвержденное Институтом питания и Роспотребнадзором. Казалось бы, все хорошо и гладко, но не тут-то было. Организация выбирается не по тому, как качественно она работает, а исходя из той цены, которую она предлагает. Уж сколько управленцы и депутаты разных уровней твердят, что нельзя по принципу минимальной цены отбирать обслуживающие организации для системы образования (питание, обслуживание техники, ремонт, строительство), но ничего не меняется. А как же, ведь государство экономит на проведении тендеров колоссальные средства, говорят финансисты. Во что сегодня обходится такая «экономия» системе образования, никто, похоже, не подсчитывает. Никого из власть имущих почему-то не заботит то, что в школы приходят фирмы, не умеющие строить, ремонтировать, обслуживать, поэтому приходится затрачивать немало сил, чтобы довести то или иное дело до конца тем, кто в тендере предлагал реальные и обоснованные цены, а не минимум. С питанием школьников случай иной, тут никого не подключишь, тут организация-победитель должна делать все сама.

Директор сегодня для школьного питания - лицо, можно сказать, отстраненное. Он не может выбрать ту организацию, что будет кормить его учеников (тендер), он не подписывает договор с организацией - победителем тендера (это делают вышестоящие организации), он не может даже отказаться от услуг этой организации - это можно сделать только в судебном порядке. Но для этого требуется 50 тысяч рублей, которых у школы и ее директора нет. Кроме того, доказать, что организация работает некачественно, весьма сложно. Когда возникает конфликт, непостижимым образом на стороне этой организации оказываются некоторые санитарные врачи, депутаты и видные общественные деятели. А как иначе, ведь тот, кто дорвался до бюджетного пирога, имеет немалые средства и может материально поддержать своих радетелей.

Возникает вопрос: что делать, чтобы обезопасить детей и школы от недобросовестных организаций? У Москвы есть предложения, которые поддерживают регионы. Во-первых, нужно дать возможность штрафовать те нерадивые организации, которые имеют существенные огрехи по питанию школьников. Штраф, по мнению столичных департаментов образования и потребительского рынка и услуг, должен быть весьма значительным: те, кто пользуется бюджетными средствами, должны отвечать за качество своей работы. Кстати, систему критериев этого качества необходимо выработать или доработать в самое ближайшее время, иначе доказать, что организация работает плохо, не удастся. Во-вторых, нужно внести поправки в 94-й закон. В самом деле, если есть твердая цена на завтрак (в Москве, например, это 42 рубля) и в соответствии с этой ценой из бюджета выделяются необходимые средства, то как можно ее уменьшить при участии в тендере?

Очень многое зависит не только от Администрации Президента РФ, ведь проект по школьному питанию курирует советник Президента РФ Аркадий Дворкович, но и от законодателей. Надежду на исправление ситуации дает позиция председателя Комитета Государственной думы РФ по образованию Григория Балыхина, высказанная на недавних парламентских слушаниях: «Мы не должны мириться с тем, что основным критерием оценки того или иного проекта, стоимости продукции становится цена, а не качество той или иной услуги, того или иного товара. Мы будем стараться и будем объединяться с другими профильными комитетами ГД РФ, чтобы действительно исправлять положение по 94-ФЗ».

Такая позиция чрезвычайно важна именно сейчас, когда идет разработка интегрированного закона по образованию: она должна найти отражение в новом законе. Иначе мы будем сталкиваться сплошь и рядом со специфическими рейдерскими захватами в той или иной сфере системы образования.