Кроме совершенствования педагогического мастерства учителей еще волнует выстроенная работа с родителями, с классным коллективом, с учительским.

Недавно я встретила на улице учительницу Наталью Васильевну. Она преподает в соседней школе. Как обычно бывает при встрече двух коллег, разговор плавно перешел к общим проблемам. Поговорили о курсах, о ведении лишних часов (надо ведь готовить ребят к экзаменам), о маленькой зарплате при той же нагрузке. Коллега посетовала, что лекторий для родителей готовить надо. Я поинтересовалась темой. Мне почему-то захотелось рассмеяться, услышав ответ: «Безответная любовь». Опять школа должна решать большущие проблемы. А можем ли мы это сделать? В обществе царит безнравственность, пороки выставляются на всеобщее обозрение телевидением, прессой. Приветствуются «свободные» отношения между мужчиной и женщиной. Все (кроме здоровья) можно купить и продать. Люди труда не в почете. Учитель бесправен и беззащитен. А дети? Через школу пытаются решить проблему семьи, которой должно заниматься государство.

Учитель скоро превратится в робота-универсала.

Нет, я не против воспитательной работы в школе. Но она должна проводиться и в самом обществе. А нынешнее воспитание похоже на воспитание в закрытой банке. Приходит время, мы открываем банку... И получается, что в школе учат и говорят так красиво, а в жизни все наоборот...

Было время, когда девчонки стремились походить на Наташу Ростову, страдали, как Татьяна Ларина. И по ночам плакали от неразделенных чувств. В нынешнее время девочка уже в 12 лет может стать матерью. А готова ли она к тому, чтобы любить, быть матерью? Готова ли воспитывать, вести дом, быть женой?

Время, говорят, другое сейчас. Нравы не те. Нет, нет и нет! Не время, а мы, люди, утратили нормы человеческой морали.

Мне вспомнилась история, которая заставила меня, только начинающего педагога, поволноваться за своих воспитанников.

Этот роман длился на глазах всей школы. Они всюду ходили вместе. Глаза их так и светились радостью.

Но в один миг все оборвалось. Девочка не стала ходить в школу. Заболела, слегла. Оказалось, что мальчик стал избегать с ней встречи. Не выдержал всеобщего внимания, разговоров, нравоучений.

Много пришлось провести мне с девочкой задушевных бесед, чтобы вывести ее из болезни под названием «любовь». Прошло время, она окончила школу, стала успешной в жизни, вышла замуж, родила детей.

Как-то встретившись, мы долго говорили о школьных годах. Разговор зашел и о том давнем событии.

Вспоминая о том мальчике, которого она теперь встречает часто, она говорит, что то испытание любовью помогло ей стать сильной. Ведь настоящая большая любовь человеку дается нежданно-негаданно. Отменить ее и вырвать из сердца нельзя. Она остается с человеком на всю жизнь. И, наверное, счастлив тот человек, которому в жизни посчастливилось испытать это великое чувство. Радостно было слышать это.

Может быть, и сейчас мы, взрослые, не всегда понимаем детей? Детский негатив - это форма защиты от мира взрослых.

Школа должна воспитывать только совместно с семьей и обществом. Все должны идти в одном направлении. Очень трудно вкладывать в ребенка нравственные качества, если пример семьи и общества негативен. Получается, как в басне «Лебедь, рак и щука». Каждый тянет в свою сторону.

Справедливо писал Макаренко: «Если, вырастая, ребенок не научился любить родителей, братьев, сестер, свою школу, свою Родину, если в его характере воспитаны начала грубого эгоизма, очень трудно рассчитывать, что он способен глубоко полюбить избранную им женщину».

Марина СОРОКИНА, директор Андреевской основной школы, с. Андреевка, Адамовский район, Оренбургская область