Легче всего подумать, что «Последний урок» был снят на волне успеха французской же ленты «Класс» Лорана Конте, получившей главный приз Каннского фестиваля в 2007 году. Действительно, и там, и здесь речь идет о современной французской школе, полной расовых и религиозных конфликтов. Однако «Последний урок» идет гораздо дальше и показывает, чем эти конфликтные ситуации могут завершиться. Героине фильма, учительнице государственной школы Соне Бержерак, сыгранной вернувшейся на экран после большого перерыва и сильно располневшей Изабель Аджани, как-то сразу веришь - так она достоверна и внешне, и внутренне, с ее красивым, гордым лицом, взрывным темпераментом и потрясающей реалистичностью актерской манеры.

Аджани играет педагога, попавшего в патовую ситуацию. Ее класс - сборище, мягко говоря, шумных, невоспитанных подростков, не ставящих замечания учителя ни в грош. Положение обостряется тем, что в школе учатся преимущественно, выражаясь современным политкорректным языком, дети выходцев из стран Африки и Ближнего и Среднего Востока. Это нынешняя норма для Франции. Авторы фильма осмелились озвучить очень острые проблемы, стоящие сейчас перед рядом европейских стран. Вероятнее всего, при нынешней демографической ситуации они коснутся и России, только чуть позже. Одна из главных проблем - столкновение различных этнических и религиозных культур. Политика толерантности, как показывают регулярно возникающие конфликты, пока работает в основном в одну сторону: иммигранты зачастую настроены очень агрессивно и готовы обвинять власти принимающей стороны в расизме по малейшему поводу. При этом иммигранты сами склонны навязывать свои культурные установки и религиозные ценности коренному населению.

Конечно, эта агрессия, которой буквально накален «Последний урок», имеет веские причины, о которых общественность тоже хорошо осведомлена, - ввиду незнания языка, малограмотности, низкой квалификации выходцы из стран третьего мира обречены в основном на черную работу и прозябание. В центре этого социального конфликта оказывается школа, ведь злость и разочарование взрослых по цепной реакции переходят к детям. Круг замыкается - подростки бунтуют и терроризируют учителей и более благополучных ровесников.

Терпение героини Аджани, учительницы французской литературы, лопается в тот момент, когда чернокожий ученик, из чьей сумки вывалился пистолет, начинает ей грязно угрожать. Мадам Бержерак берет оружие в свои руки... В состоянии сильнейшего стресса женщина видит только один выход - под дулом пистолета эти юные террористы ее наконец-то выслушают. Она закрывает дверь школьного театрального зала, чтобы провести с ними урок. Ею движут гнев женщины, мстящей за попранное достоинство, и учительницы, пытающейся восстановить свой авторитет - если нет других способов, то при помощи оружия.

Все - формально она взяла детей в заложники. Тем более что в результате самообороны - а виновник случившегося накинулся на унизившую его «училку» с кулаками - Соня случайно ранила ученика. Трагикомично, но сначала мадам Бержерак и правда пытается вести «обычный» урок литературы, заставляя ребят произносить вслух полное имя Мольера. Словно это заклинание поможет ученикам приобщиться к коду французской культуры. Однако эти дети даже под дулом пистолета не желают слушать голос какой бы то ни было культуры. Даже своей - как выясняется, кичащиеся своей «правоверностью» мальчишки лишь прикрываются ею, не зная простейших молитв. Так что некоторые коллеги Сони, носящие с собой священную книгу мусульман, чтобы быть ближе к ученикам, явно заблуждаются на этот счет.

Начинается эпопея с приехавшей полицией и переговорщиком. На учительницу собираются сведения. А они говорят явно не в ее пользу: кто-то из коллег называет Соню расисткой и психопаткой, только потому что она не считает нужным изучать Коран и даже - о-ля-ля! - носит в школу юбки. Вообще в оригинале фильм носит название «День юбки», оказывается, эмансипация во Франции зашла так далеко, что многие - в кино даже министр безопасности, сама дама - считают юбку чуть ли не унижающим женщину предметом гардероба. Другие же - провокацией и свидетельством непристойного поведения (понятно, что это нормы мусульманского поведения, насильственно перенесенные в западную культуру). Соня - по словам подруги, «единственный настоящий мужик в школе» - требует... ввести в школах День юбки и прислать журналистов, чтобы рассказать, как все случилось на самом деле.

При этом страсти накаляются - из-за растерянности героини пистолет переходит из рук в руки, Соню жестоко избивает владелец пистолета. Попутно выясняется, что одну из учениц недавно изнасиловали, и учительница заставляет своего обидчика (а он еще и снимал «забаву» на мобильный телефон) рассказать об этом всю правду. И только тогда большая часть ребят проникаются к ней уважением.

Дело идет к штурму, а героиня Аджани, не желающая больше брать в руки оружие, говорит ученикам: «Вы должны хорошо учиться, иначе у вас не будет шансов на достойную жизнь». Она знает, о чем говорит. Из телефонной беседы учительницы с отцом становится ясно, что она сама - дочь алжирского иммигранта (как и сыгравшая ее Изабель Аджани). Потрясенные дети спрашивают ее, почему она им не сказала об этом. Соня твердо отвечает: «Потому что я француженка». Незадолго до этого она заставляет ученика, оскорбительно высказавшегося по поводу евреев, повторять выдержку из уголовного кодекса: «Во Франции все проявления расизма преследуются по закону».

По законам нашего мира героиня погибает. Но на ее могилу кроме тихих старичков-родителей приходят «заложники»-ученики. Возникает надежда, что последний урок Сони Бержерак оказался не напрасным. Кстати, девочки пришли в юбках...