Для начала «Сельский учитель» задает нам загадку: почему молодой интеллектуал забирается в глушь и становится деревенским учителем? Мы проникаемся симпатией к Петру, так зовут героя, и его новым знакомым, фермерам - харизматичной женщине Марии и ее сыну-подростку Ладе, с которыми у него завязывается дружба. Или, возможно, что-то большее? И тут режиссер делает крутой поворот: оказывается, Петр - гомосексуалист, но принять себя таким он не может, на него давят чувство вины (ведь он мальчик из хорошей семьи и воспитан на традиционных ценностях) и общественное мнение. Он бежал от себя, но чувство нагнало его и в глуши - он влюбился в сына своей подруги Марии.

Петр сдерживает себя изо всех сил, и все-таки загнанный инстинкт прорывается наружу. Лада в порыве отвращения и ужаса убегает из дому. Для Марии это сильный удар, тем более что она явно неравнодушна к герою. Но хуже всего приходится самому Петру - он не может себе простить случившегося и пытается покончить с собой. И тут следует еще один поворот - Мария неожиданно для себя самой выхаживает Петра и находит в себе силы простить его. А Петр наконец-то принимает сам факт своей особенности и открыто признается окружающим в нестандартной сексуальной ориентации.

То, что любители перченых историй могли бы превратить в пошловатый латиноамериканский сериал, Богдан Слама снимает как тонкую, построенную на нюансах драму духовного человека, который приходит к необходимости примирить дух и материю и признать в себе животное начало. Животное - в широком смысле слова. Не случайно Петр преподает биологию, а его новые друзья - фермеры. Финальная сцена с родами коровы, в которой объединяются Мария, Петр и вернувшийся Лада, символизирует его новое рождение для людской общины, в которой до этого он чувствовал себя чужаком. И как ни странно, после первого шока деревенские жители принимают Петра таким, какой он есть. Так ненавязчиво фильм поднимает еще и темы христианского прощения и внерелигиозной терпимости. Вообще же режиссер сумел избежать и смакования, и обличения «порока», сделав акцент на сложном внутреннем мире человека.

В отличие от деликатного «Сельского учителя» канадская картина «Я убил свою маму» заявляет о проблемах в лоб, что видно уже по хлесткому названию. Лента, кстати, участвовала во внеконкурсной программе последнего Каннского кинофестиваля и была отмечена тремя призами. Автору киноопуса Ксавье Долану едва стукнуло двадцать, и это его личные счеты с матерью, поэтому он выступил не только сценаристом и режиссером фильма, но и сам сыграл себя «в юности». Вышла история, леденящая кровь родителей: о том, как ребенок из «котенка» превращается в «волчонка» - так называет сына героиня ленты.

«Все когда-нибудь ненавидели своих матерей, я уверен», - говорит альтер эго режиссера 17-летний Юбер. Ничего особенного, распространенная картина: мать не слышит его просьб, не интересуется, чем он живет, игнорирует его мнение. Сын тоже не слишком задумывается, почему мать превратилась в задерганную и истеричную особу, чего ей стоило одной (отец Юбера ушел из семьи, когда ему было шесть) его вырастить. С высоты юношеского максимализма так легко презирать не слишком хороший вкус матери, ее небезупречные манеры, распущенность в быту.

Их судьбы переплетены слишком тесно - мать невольно становится тираном сына, не желая отпускать его в «опасный» мир и боясь дать ему повзрослеть, а сын изводит мать вечными истериками и требованиями. Оба не могут примириться с тем, как изменились их идиллические отношения со времен детства Юбера. Все осложняется еще и эдиповым комплексом, в их случае вывернутым в другую сторону (мать как бы заменяет еще и отца, к тому же Юбер - юноша нестандартной сексуальной ориентации). В результате мать отсылает сына против его воли в отдаленный интернат, а герой пишет рассказ с красноречивым названием «Я убил свою маму».

Но ненависть Юбера, конечно, обратная сторона его страстной детской любви к матери. Одновременно смешна и трогательна сцена, когда под действием наркотика Юбер начинает бессвязно и восторженно говорить матери о своей любви, словно вернувшись в детство. Но понимание между ними потеряно, и стихийный порыв нежности заканчивается очередным скандалом. Возможно ли в будущем примирение между матерью и сыном? Если герой категорически его отрицает, то режиссер пытается быть объективным. На вопрос-крик сына: «Что ты сделаешь, если я сегодня умру?», мать еле слышно отвечает: «Умру завтра». И это, как ни странно, рождает надежду на «жизнь после смерти», после того как сын переболеет своим подростковым бунтом, а мать научится видеть в нем личность.

В итоге сага о запутанных отношениях с матерью, претендующая на узнаваемость, но не на универсальность (и, как говорится, слава богу!) и рассказанная гротесково, искренне и свежо, получила Гран-при кинофестиваля «Завтра». Фильм вполне можно было бы рекомендовать как горькое лекарство и родителям, и детям, переживающим «ужасы» переходного возраста.