Досье «УГ»

Конституционный суд указывает, что «закрепление в пункте 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации правомочия собственника расторгнуть трудовой договор с руководителем организации... не обосновывая при этом необходимость принятия такого решения, направлено на реализацию и защиту прав собственника владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом, в том числе свободно использовать свое имущество для осуществления предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, то есть установлено законодателем в конституционно значимых целях».

В решениях Конституционный суд РФ указывает следующее: «Признать положения пункта 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации... не противоречащими Конституции Российской Федерации...»

Комментарий «УГ»

Николай ГИБИН, юрист:

- Трудовой кодекс дает достаточно возможностей для того, чтобы избавиться от нерадивого сотрудника. Посмотрите статью 81 ТК РФ, где предусматриваются различные случаи увольнения работника, который не устраивает учредителя. Там дается целый ряд причин для расторжения трудового договора по инициативе работодателя. На мой взгляд, использование статьи 278 как-то несолидно. Получается, захотел - уволил. И все. Если копнуть глубже, то тут есть почва, например, для сведения счетов. Сегодня руководитель выступил на совещании с критикой, а завтра его освобождают по статье. Разве теоретически такого не может быть? И заметьте, все законно, в рамках правового поля. Знаю случаи, когда увольняли людей пенсионного возраста, прекрасных, вполне трудоспособных работников - по той же 278-й. Думаю, пора перед законодателями ставить вопрос о целесообразности существования статьи 278.

Мнение

Людмила КАЛМЫКОВА, директор школы №5, Фролово:

- Думаю, что при увольнении с должности директора обязательно нужно расставить все точки над i, предъявить претензии - в чем же он провинился? Когда так поступают с руководителем, имеющим определенные заслуги, эта «шоковая терапия» - попросту демонстрация неуважения к профессии и к людям.

Ольга ИВАНОВА, директор школы №4, Калач-на-Дону:

- В случае увольнения по статье 278 ущемляются гражданские права человека. По 278-й не просто убирают с должности - человеку в одночасье указывают на дверь. И что дальше? Например, в таком маленьком городке, как наш, попробуй-ка устройся на работу! Нет, не на руководящую, а просто в школу, чтобы остаться в профессии. Это практически невозможно. Считаю, что, увольняя руководителя, нужно обосновывать, за какие грехи наказывают.

Елена БЕЛКИНА, многодетная мать:

- А почему не уволить директора, если это плохой директор? Иногда это очень сложно доказать. Школа может выигрывать гранты, а директор при этом не любить детей.

- Поймите правильно. Последние полгода я мучилась без работы. Еле-еле устроилась по специальности. Без школы себя не мыслю. И не хочу, чтобы меня опять выгнали, - так она объясняет свое нежелание «светить» фамилию. В голосе чувствуется усталость и почти безразличие.

- Пытаясь восстановить справедливость, я проиграла все суды местных инстанций. Обратилась в Верховный суд. Это моя последняя надежда.

Ситуация, в которой оказалась женщина, на мой взгляд, стоит общественного внимания.

Итак, вот ее история...

2005 году я стала директором школы. До этого была заместителем директора по учебно-воспитательной работе. В коллективе меня хорошо знали и, как мне кажется, верили мне.

В 2007 и 2008 годах наша школа дважды выигрывала премии Президента России. Благодаря этому учебное заведение преобразилось: в нем появились компьютеры, передвижной мобильный компьютерный класс, интерактивные доски, мультимедийные проекторы. Главное, работать было интересно.

В 2007 году школа обрела статус ресурсного центра. В 2008-м у нас успешно функционировала экспериментальная площадка «Повышение профессиональной компетенции педагогов в условиях инновационной деятельности».

Если в 2005 году в школе 29 педагогов имели высшую категорию, то сегодня у нас работают 40 учителей высшей и более 20 первой категории. У меня самой высшая категория.

В коллективе долгое время не было конфликтов. Школа жила интересно, развивалась. Даже когда мы начали считать зарплаты по новой системе оплаты труда, новшество не вызвало психологической напряженности и каких-то ссор - согласитесь, это тоже кое о чем говорит.

Все изменилось после смены руководства в муниципальном управлении образования в 2008-2009 учебном году. Мне дали понять, что школой должна руководить не я, а другой человек.

Началось с мелочей. Вдруг на одной из планерок было заявлено, что в нашей школе самый грязный в районе участок. Дальше - больше. Так случилось, что практически на территории школьного двора расположен продуктовый магазин, где продают алкоголь и сигареты. К руководству магазина ни у кого претензий не было, зато нашей школе - штрафы и предписания.

Потом случилось ЧП. Старшие классы организованно пошли в кинотеатр, где произошел пренеприятнейший инцидент: один из учеников (к счастью, из другой школы) спровоцировал драку. Наша учительница пыталась вмешаться, получила травму. Я действовала по закону и сообщила о происшествии в прокуратуру.

Этого мне не простили.

В потасовке участвовали ребята из двух школ. Но выговор объявили одной только мне. За то, что, мол, дети ходили в кино «во время учебного времени» (было «забыто», что поход проводился в рамках районной акции).

Я не стала спорить, но до сих пор очень жалею, что именно тогда не подала в суд на снятие выговора. Мне так хотелось верить, что все образуется.

Увы, напрасно!

С этого момента у меня начались действительно серьезные неприятности. Больно вспоминать гнусную возню вокруг моего имени. Одна за другой посыпались анонимные жалобы.

Школу стали часто навещать проверяющие: десять проверок за пять месяцев! Эти систематические неожиданные инспекции ничего не дали.

А кто только школу не проверял! Ведомственные структуры, прокуратура, пожарные, милиция.

Материальные ценности все оказались на местах, все в рабочем состоянии, используются в учебном процессе. Финансовые нарушения не обнаружены. Документы в порядке. Отдельные замечания по ведению делопроизводства, по форме некоторых приказов...

В итоге у меня два выговора: один - за инцидент в кинотеатре, другой - за просроченный договор с учредителем и устав, не утвержденный тем же учредителем.

Меня все-таки уволили. По статье Трудового кодекса 278 пункт 2, то есть по инициативе работодателя. Без объяснения причин увольнения. Статья эта о досрочном прекращении трудового договора применяется только к руководителям. Так что формальности соблюдены...»

Любой юрист подтвердит законность решения уполномоченного органа, который действительно на основании пункта 2 статьи 278 Трудового кодекса может в одностороннем порядке прекратить трудовой договор с руководителем подведомственного учреждения. И освободить его волевым решением от, скажем так, административного бремени.

Но в конкретной ситуации речь идет об особой сфере - о системе образования. Здесь особенно значимы категории этического порядка. Нравственная оценка ситуации важна и для родителей, детей, учителей. И хотя статья Трудового кодекса касается лишь руководителей, определенную тревогу она вызывает не только у них.

Я попросила прокомментировать ситуацию председателя Волгоградского обкома Профсоюза работников народного образования и науки Лидию Федоровну НЕСТЕРЕНКО:

- В нашей отрасли всем памятны бурные события в Самаре несколько лет назад, где прокатилась волна увольнений директоров школ. Некоторые из них пытались защититься и дошли даже до Конституционного суда. Профсоюзы внимательно знакомились с этими материалами. Как правило, руководителям, пострадавшим по 278-й статье, удается выиграть судебный иск, только если нарушена процедура, например, не выплачено выходное пособие в размере трехмесячной зарплаты. Но оспорить саму логику решения, повлиять на него обычно не удается.

Давайте размышлять. В свое время законодатели решили защитить собственника. И мы понимаем причины. Предполагалось возникновение ситуаций, когда учредителю по-другому нельзя избавиться от нерадивого, недобросовестного руководителя. Смысл статьи 278 Трудового кодекса, очевидно, именно в этом: нельзя доказать, но уволить можно.

А теперь вопрос: хорошо ли, что при увольнении начальника коллективу не дается никаких разъяснений? Ведет ли это к оздоровлению обстановки, улучшает ли настроение, атмосферу?

- Например, в описанной выше истории к нам обращались сторонники уволенного директора с вопросами, почему и за что наказали их бывшего руководителя. Ответов они нигде не получили. Это вызывает недоверие прежде всего к учредителю, - делает вывод Лидия Нестеренко, и с ней трудно не согласиться.

Непонимание людьми того, что происходит, скорее вызывает брожение и внутренний протест, а не стабильность и порядок.

- В последнее время в профсоюз поступило несколько заявлений по аналогичной проблеме, говорит Лидия Федоровна. - С ними, конечно, надо еще разбираться. Однако факты приводятся удручающие: какому-то директору предлагается оставить пост по собственному желанию, в противном случае грозят уволить по 278-й. Получается, эта статья своего рода рычаг давления на неугодных.

Далеко не всех руководителей, попавших под 278-ю, нужно оправдывать и бороться за их восстановление.

Не сомневаюсь, что многие читатели подумали и о другом. У руководства в отличие от «низов» нерядовые зарплаты и полномочия. За все в этой жизни надо платить, в том числе за привилегии, скажут многие.

Тогда предлагаем просто подумать об интересах дела: будет ли руководитель работать ответственно, с полной отдачей, а не с позиций временщика, зная, что, может статься, его легко снимут, невзирая даже на успехи вверенного учреждения? И что достижения коллектива, в частности те же выигранные гранты, не будут аргументом в его защиту.

Муниципальные и государственные образовательные учреждения, кстати, в этом смысле хуже всех защищены.

- Статья 278 ТК касается всех руководителей всех предприятий и учреждений, однако в унитарных государственных структурах нельзя освободить руководителя без решения аттестационной комиссии. Частника нельзя убрать без решения совета директоров. Почему же так бесправны школа, детский сад, вуз? - размышляет Нестеренко.

И правда, почему?

Чей госзаказ ответственнее и серьезнее - «оборонки», банка или школы?

Есть ли смысл в пересмотре 278-й статьи?

Очевидно, что такая форма освобождения руководителей может привести к злоупотреблениям по старинной российской традиции, описанной еще классиком, - «порадеть родному человечку», освободить под него чужое место. А там... хоть трава не расти.

Так стоит ли оставлять эту статью в Трудовом кодексе?

Волгоград