Вот еще одним обиженным человеком в мире стало больше. Удастся ли подростку справиться со своей болью? Не станет ли она занозой, отравившей не только этот день, а всю жизнь? Кто знает...

Один мудрый старец заметил, что каждому из нас важно стараться ежедневно хоть немного отбавлять от огромной горы человеческого страдания и прибавлять к малому холмику человеческой радости.

Доброта ныне не в почете. Лозунг «Бери от жизни все» никак не согласуется с милосердием. Тема жестокости в читательских письмах - одна из самых злободневных. На письмо Сергея Муравина «Дети жестоки. А взрослые?» пришло немало откликов. Были и такие, где авторы ратовали за «добро с кулаками», мол, надо не обнаруживать его, а быть жестким.

Не верится мне в «добро с кулаками». Сразу почему-то представляю любительниц собачек, сюсюкающих со своими питомцами, но готовых разогнать всех детей во дворе. Убеждена, чтобы любить четвероногих симпатяшек, много сердца не надо. Об этом мы говорили в тот день с моей подругой Любой Стояновой. Мы часто рассказываем друг другу истории из жизни. Люба умеет слушать, как никто. Может, потому что она поэт. Ее стихи - недавно вышла новая книга «Неопалимая купина» - умеют врачевать. Вот и после того инцидента в вагоне всплыли в памяти строки: «Люди, как дикобразы: / Холод жизни гонит в стаю. / Здесь тепло друг другу дарят, / А согревшись и оттаяв, / Разбегаются. Все, сразу. / Вдруг почувствовав - взаимно - / Острых игл прикосновенье».

Но в этот раз вместо ожидаемых стихотворных строк (обычно я прошу прочесть что-нибудь новое) я услышала историю. Люба рассказала, как, проснувшись ночью от шума и стука на лестничной клетке, она вышла за дверь. Увидела знакомого подростка, который колотил кулаками в оконный проем. На недоуменный вопрос тот замахнулся на соседку, мол, иди отсюда. И та приняла, как оказалось, самое мудрое решение в этой ситуации. Сказала: «Горемыка ты мой, кто тебе так досадил?» Приобняла парнишку, и тот, едва сдерживая слезы, рассказал об измене своей любимой.

Потом они с тем пареньком долго пили чай на кухне. Не обошлось и без стихов. «Какой чуткий к слову парнишка!» - восхищалась все Люба.

Я слушала ее и ловила себя на том, что у меня бы не хватило, наверное, духу поступить так, как она. И побоялась бы выходить, и слов бы нужных не нашла. Поэты - ведь они иначе устроены. И, к счастью, они, и люди с тонкой душевной организацией не переводятся среди нас. Несмотря ни на что. И они имеют право спросить:

Почему мы живем,

Не щадя, не любя,

Почему мы в себе

Убиваем себя?!