На сей раз не оставило равнодушной письмо Сергея Муравина из Белгородской области. Как можно так относиться к ученику, не защищать его, а наоборот, разжигать у детей ненависть к подростку.

С необыкновенным чувством восторга и душевного удовлетворения прочитала светлые строки Гульнары Ямуловой из Республики Марий Эл, педагога, разделяющего со своими воспитанниками радостные мгновения, открытия! Думаю, воспитанники Гульнары Ямуловой не способны на жестокость.

На своем длинном педагогическом пути не помню ни одного конфликта: журить - журила, требовала, но конфликтов, которые часто порождают жестокость, не случалось. А ведь поводы были!

Помню, две подружки, две Наташи, получили у меня за диктант двойки. На следующем уроке работаем над ошибками. Девочки сидят на первой парте. Понимаю, оценки не дают им покоя. Подхожу. Одна другой на листочке пишет: «Наташка, если она нам двойки выставит в дневник, то мы ей дадим прикурить!»

Смешно! Я положила руку на листок и спокойно с улыбкой говорю: «Милые мои, спасибо, но я не курю». Мои девочки покраснели до корней волос, а на переменке подошли ко мне и попросили прощения. А ведь можно было из мухи слона раздуть!

Еще случай вспоминается уже из директорской практики. На очередном комсомольском собрании должны были обсуждать щепетильный вопрос: юноши между собою поссорились, один другого оскорбил. Прихожу на собрание, сажусь за последнюю парту. Один из них оборачивается и так серьезно, назидательно говорит: «А вы, Галина Александровна, зачем здесь?» Я встаю, извиняюсь и ухожу. Признаюсь, горько было. Даже много лет спустя на душе было неспокойно и слезы появлялись на глазах: за что так со мною? А тогда в кабинете села в кресло, обдумала случившееся и пришла к выводу, что ребята правы. В данном случае наставник им был не нужен.

После собрания делегация пришла с извинениями. А я призналась в том, что они правы.

Всегда брала на вооружение замечательные слова В.А.Сухомлинского: «Самый лучший учитель для ребенка тот, кто, духовно общаясь с ним, забывает, что он учитель, и видит в своем ученике друга, единомышленника».

Если ученик груб, жесток, то педагог должен искать причины, породившие у ребенка пороки.

Душевная щедрость, умение понять ученика, вовремя протянуть руку помощи делают ребенка добрее, чище душой.

Бездушие, жестокость болезненно ранят душу, боль не притупляется с годами. До сих пор вспоминаю с болью, как наша учительница (я училась в суровые военные годы) за малейшую провинность мою одноклассницу-сироту (воспитывалась без матери) ставила между печкой и стенкой, где невозможно было повернуться.

Жестоко? Да, жестоко!

Возвращаюсь к инциденту, изложенному в письме Муравина. До глубины души жаль избитого ни за что ни про что мальчика, понимаю душевную боль его матери.

А педагоги школы, по моему убеждению, проявили душевную черствость, стремясь уйти от ответственности.

Конфликт начался в школе - пусть даже избиение произошло вне школы, это должно взволновать педагогический коллектив и заставить задуматься над проблемой духовно-нравственного воспитания.

И снова мысленно возвращаюсь к мудрому совету В.А.Сухомлинского: «От чуткости учителя к духовному миру воспитанников как раз и зависит создание обстановки, побуждающей к нравственному поведению, нравственным поступкам».

Галина ИВАНОВА, педагог с 57-летним стажем, с. Никольское, Кадуйский район, Вологодская область