Иногда полезно перейти на «ручное управление»

Досье «УГ»

Олег Николаевич МОСОЛОВ окончил Воронежский государственный педагогический университет по специальности учитель истории и методист по воспитательной работе. Два года работал учителем и заместителем директора, затем шесть лет директором школы, которую оканчивал сам, - школы №1 села Хреновое Бобровского района. Семь лет возглавлял Бобровский отдел образования. Кандидат технических наук. Женат, двое детей.

Статфакт

Для сравнения. В 2004 году в Воронежской области насчитывалось 1083 общеобразовательные школы, 614 детских садов, 126 учреждений дополнительного образования и 36 школ-интернатов. В школах обучались 251743 ученика, из них в сельской местности - 98535.

В 2009 году в области работают 897 школ, 471 детский сад, 139 учреждений дополнительного образования и 24 школы-интерната.

По данным на 1 сентября 2009 года, в школах обучаются 199364 ученика, из них в сельской местности - 71136.

1 сентября 2009 года в области введена в строй одна новая школа, рассчитанная на 240 мест и расположенная в селе Верхняя Хава. К 1 января 2010 года планируется открытие еще одной новостройки в Подгоренском районе на 1200 мест.

- Олег Николаевич, насколько востребован опыт управленца муниципального уровня в вашей нынешней должности? Он помогает или мешает?

- Думаю, что помогает. В моей трудовой книжке записей немного, но все они выстроены в одну линию в сфере образования. Это логично. Принято считать, что одна из причин, ограничивающая приток в систему образования молодых людей, это отсутствие перспективы кадрового роста. Кем может стать учитель? Максимум директором. Я прошел все возможные ступеньки в своей маленькой карьерной лестнице. И это помогает мне понимать систему изнутри.

Сегодняшняя моя должность гораздо шире, и шире круг полномочий. Помогает то, что, еще будучи руководителем районного управления образования, я прошел профессиональную переподготовку, то есть фактически получил второе высшее образование на базе Московской высшей школы социально-экономических наук по специальности «менеджмент в социальной сфере», конкретно - в сфере образования. Это одно из подразделений Высшей школы экономики, и мне посчастливилось там учиться. Кандидатскую защищал по направлению «Управление социально-экономическими системами». И сейчас, на новом месте, есть желание не просто работать, а делать все так, чтобы поставленные задачи выполнялись максимально и с учетом здравого смысла.

- Мне, журналисту, часто приходилось слышать жалобы на неразумную реструктуризацию, оптимизацию и закрытие школ. Мы об этом много писали и пишем, иногда удается помочь. Но из Бобровского района я не получала возмущенных обращений. Как-то удавалось договариваться с населением? Или вы не закрыли ни одной школы?

- Я бы так сказал: сыграла роль логика предыдущего опыта. Предыдущий опыт позволяет сформировать видение перспективы, определенный фундамент, опираясь на который ты можешь твердо стоять на ногах. Практически все направления, которые были реализованы в системе образования благодаря реформам и проекту модернизации, мы апробировали в нашем районе. Более того, наш муниципалитет был пилотным по всем ведущим направлениям, поэтому, конечно, изменения происходили.

За пять лет работы мы сократили сеть на 36 единиц, включая и дошкольные образовательные учреждения, и школы. Но это не значит, что они больше не существуют. Так, все дошкольные учреждения, особенно в селах, стали структурными подразделениями школ. Теперь они территориально находятся в школах, и для села это благо.

При оптимизации сети общеобразовательных учреждений мы действовали по следующему принципу: нужно разговаривать, чтобы не объяснять, нужно объяснять, чтобы потом не оправдываться. То есть если ты внедряешься в социальную среду и как чиновник пытаешься действовать резко, например, приходишь и говоришь, что с завтрашнего дня у вас здесь не будет школы или она поменяет статус, то, естественно, ты встретишь сопротивление. Причем оно часто оправданно, и не объективной необходимостью, а неправильными, некорректными действиями управленцев. Надо уметь и не полениться объяснить, что ребенку будет лучше именно в этом образовательном учреждении, потому что оно может предоставить более качественные услуги.

На самом деле процессы оптимизации не могут быть закончены завтра или через месяц. Ведь изменения происходят постоянно, меняется контингент, появляются новые школы или необходимость приведения учреждений в соответствие новым требованиям. Поэтому надо понимать, что очень многое здесь зависит от чиновников. Если мы сумеем не просто объяснить, а показать и доказать, почему в новой школе ребенку будет лучше, тогда все пойдет как надо. Одновременно надо избегать спекуляций, когда на первое место ставится эгоизм отдельно взятой школы и интересы педколлектива. Нужно решать вопросы с трудоустройством педагогов. Непрофессиональное грубое вмешательство приводит только к отрицательным результатам.

Мне пришлось активно включиться в процесс оптимизации областной сети сразу после вступления в должность весной этого года. Ранее были заявлены очень жесткие требования, и ряд муниципалитетов принялся их выполнять без оглядки на коллективы, начал оптимизировать и сеть, и внутреннее штатное расписание без учета интересов участников образовательного процесса. Пришлось очень четко выдвигать новые принципы, которые были сформулированы губернатором и по которым будет действовать региональная власть. Да, сельская школа должна существовать, но она должна быть современной. А мы, если предоставляем такие условия в соседней школе, должны безукоснительно выполнять все требования по доставке учеников. И само это учреждение должно быть на порядок лучше. В итоге удалось стабилизировать ситуацию и ввести ее в русло разумной, нормальной, плановой работы. Это не означает, что мы уже все сделали, процесс будет продолжаться, но только в интересах ребенка.

- Поговорим об этих интересах. Не сталкивались ли вы с ситуацией, когда ребенок просто не хочет переходить в новую школу, потому что ему там некомфортно? Он вынужден ездить из маленького села в более крупное, у него хуже успеваемость, над ним смеются сверстники.

- Здесь одновременно и просто, и сложно. Все зависит не от уровня муниципального или регионального управления, а от той среды, которая сформирована в конкретной школе. Если там хороший профессиональный коллектив и доброжелательная атмосфера в ученической среде, то новички впишутся органично. Ведь надо иметь в виду не только детей, привозимых из других школ, но и просто новичков, которые, например, только поселились в этом селе и впервые пришли в эту школу. С ними ведь тоже может случиться так, что их не очень хорошо примут. Первопричина не в том, что кто-то кого-то привез из-за оптимизации сети, основная проблема внутри школьного коллектива. И нужно разбираться, почему она возникла. Мне приходилось сталкиваться с такими ситуациями на практике. Решаются они не глобальными действиями, а «ручным управлением», в каждом конкретном учреждении.

Кстати, я могу привести и другие примеры, когда дети из небольшой школы сами изъявили желание перевестись в более крупную базовую школу. Причем сначала, в первые два месяца, автобус ходил полупустым, ездили только шестые-седьмые классы, а младших родители не захотели отдавать в другую школу. Но прошло 2-3 месяца, и они сами привели малышей на автобусную остановку и сказали: пусть едут! Родители поняли, что там лучше и комфортнее детям. Думаю, именно так и должно происходить. Пусть на это решение уйдет три месяца, полгода, но оно будет добровольным и осознанным, люди сами поймут, что в новой школе их детям будет лучше.

- Давайте поговорим о социальной защите учителей и новой системе оплаты труда. Говорят, с января ожидаются очередные нововведения?

- Я бы так сказал: на территории Воронежской области с 2007 года уже действует новая система оплаты труда. Поэтому мы не ставим задачу с 1 января провести еще какую-то реформу. Мы уже имеем методику расчета, опыт ее реализации, а также положительные и отрицательные примеры. Например, вопросы, связанные с наполняемостью классов. Эта проблема решается не только системой оплаты труда, но и оптимизацией штатных расписаний школ, а также через выстраивание сети учреждений. Сейчас мы идем по пути грамотного модернизирования методики НСОТ, стараемся найти оптимальное состояние, отвечающее всем современным требованиям.

- Насколько это получается?

- Положительное движение есть. Мы ведем диалог со всеми заинтересованными сторонами, и в одиночку чиновник никаких решений не принимает. Надо грамотно проводить согласительные процедуры, чтобы все участники поняли и согласились. С 1 сентября мы попытались на примере одного муниципального района - Кантемировского - применить новшество в региональной НСОТ. Сама основа осталась прежней, но мы внесли изменения, касающиеся зависимости от минимальной заработной платы в 4330 рублей. Ведь раньше НСОТ в большей степени распространялась на педагогов и практически не затрагивала детские сады и учреждения дополнительного образования. В Кантемировском районе мы включили все уровни. Если получится, будем распространять на всю область. И это наша принципиальная позиция: попробовать в экспериментальном порядке на примере одной территории, а потом уже транслировать на всех.

- Олег Николаевич, значит, с января изменений не произойдет?

- Мы ожидаем, что будет экономия финансовых средств за счет проведенной внутренней оптимизации штатных расписаний. Мы не уменьшили фонд оплаты труда, и все, что сэкономлено в результате оптимизации, остается внутри школы и муниципалитета. Поэтому зарплаты могут увеличиться. Принципиальные изменения будут у работников ДОУ и непедагогического персонала, получавших зарплату по так называемому фонду гарантии. Принято принципиальное решение о том, что социальные гарантии бюджета не будут уменьшаться, несмотря на финансовые трудности.

Что касается малокомплектных школ, то к ним у нас относятся начальные с численностью до 10 человек, основные - до 40 и средние - до 100. Если в основной школе 45 учеников, она уже не относится к малокомплектным, и часто подобные школы не входят в план оптимизации, потому что и дороги вокруг могут не соответствовать нормам, чтобы по ним подвозить детей, и демография может быть стабильной, например у них каждый год до 50 детей. В законе четко написано, что региональный уровень определяет перечень малокомплектных школ и приравненных к таковым. Подобные образовательные учреждения мы финансируем по фактическим затратам, потому что норматива недостаточно.

Еще момент, связанный со средствами, направляемыми на учебные расходы. Многие муниципалитеты уже выходят на необходимые 8-9 процентов на эти цели, и получается значительная сумма. Мы считаем, что перечень статей, по которым могут расходоваться эти деньги, должен быть расширен. Пример - повышение квалификации учителей. Это один из принципиальных моментов. Здорово купить компьютер или интерактивную доску, но если мы не сможем финансировать постоянное повышение квалификации педагогов, то получим просто новые красивые игрушки в школе. Учитель должен уметь пользоваться новым оборудованием и техникой. Поэтому образовательное учреждение будет иметь возможность расходовать часть средств на повышение квалификации.

Мы, кстати, надеемся создать и новый рынок предоставления услуг по повышению квалификации. Для нашего региона это было бы интересно, потому что у нас очень высокий вузовский потенциал, и ряд вузов вполне могут предложить себя как игроков на рынке оказания услуг повышения квалификации педагогических работников. Пока существует монополия института повышения квалификации, а мы попытаемся создать конкурентную среду. Педагог должен иметь возможность понять, что же изменилось в фундаментальной науке с того момента, как он окончил педвуз.

Фото автора

  • Олег МОСОЛОВ