Если можешь прожить без театра, не думай о театральном институте

- Леонид Николаевич, как получилось, что сериал назван по имени исполнителя главной роли?

- По-моему, этот случай просто беспрецедентный. Генеральный продюсер сериала Василий Юрьевич Григорьев знал, что до этого шесть лет я работал художественным руководителем Брянского ТЮЗа, меня практически в Москве не было, я приезжал только лишь, чтобы навестить жену, сына и внука. Вот он и сказал: «Пусть зрители думают, что за это время вы накопили денег и открыли собственное детективное агентство или адвокатскую контору». Конечно, вряд ли кто поверил в такую сказку, тем более что по другому телеканалу зрители смогли увидеть меня в моей обычной актерской ипостаси.

- Как вы считаете, в чем секрет популярности сериала?

- Я сам не раз задумывался над этим вопросом и ответа так и не нашел. Но вот как-то ко мне подошел священнослужитель и стал благодарить за то, что я делаю. Естественно, я тут же за него ухватился: «За что вы меня благодарите, батюшка?» Он ответил достаточно просто: «В наше время трудно найти защиту: чаще всего начинают отфутболивать по различным организациям, и человек бегает по замкнутому кругу. Вы же даете людям надежду». Действительно, адвокат Кулагин - именно тот человек, который обязательно поможет в трудной ситуации. Может, дело еще и в том, что в нашем сериале практически обходится без убийств, во всяком случае у нас киллеры не действуют. Он не так жесток, как другие, заполонившие экраны, более приближен к нашей действительности. И это подтверждается письмами, которые присылают и на телеканал, и на мое имя. Часто люди, попавшие в тяжелые жизненные ситуации, просят помощи. Но, к сожалению, мы просто актеры, которые играют свои роли, и конкретно никому ничем помочь не можем.

- Сценарий каждой серии основан на реальных событиях?

- Бывает по-разному. Но в большинстве случаев это все-таки реальные истории. Жизнь подкидывает их такое количество, что только успевай записывать и переносить на экран.

- Как вы думаете, почему продюсеры остановились именно на вашей кандидатуре?

- Знаю, что на роль адвоката пробовались многие. Со мной же приключилась такая история. Меня пригласили на «Мосфильм» поговорить о своих делах. Долго ждал директора группы, потом мне сказали, что она в павильоне. Там как раз шли пробы. Меня попросили помочь. Да ради бога. Сел за стол, рядом устроились еще два актера. Надо было представить, что я адвокат, разбирающий очередное дело. Пришлось что-то придумывать на ходу, давать задания своим помощникам. А затем выяснилось, что меня утвердили на главную роль. Первый год мы пытались найти свою стилистику, приходилось постоянно импровизировать, потом все вошло в нормальное русло.

- У вас такая мужественная, я бы даже сказал суровая, внешность...

- При которой внутренне я остаюсь добрым, мягким, достаточно тактичным, чтобы сидеть и слушать человека, говорящего, возможно, даже заведомую глупость. Никогда не стану его перебивать. И ко мне с его стороны возникает доверие, которое не хотелось бы обмануть. Возможно, это качество и стало основным при выборе на роль главного героя сериала. В свое время, еще при советской власти, я переиграл множество партийных руководителей. Проговаривая какой-то глупый текст о партийных заданиях, перевыполнении плана, я изображал глубокий мыслительный процесс. Видимо, это так вошло в привычку, что и сейчас у меня нередко спрашивают: «О чем это вы так задумались?» А я ни о чем и не думаю, просто отдыхаю.

- Леонид Николаевич, у вас отличная физическая форма, по-прежнему стройная фигура. Это результат занятий спортом или унаследовали такую физическую стать от родителей?

- У меня очень хорошие корни. Мама - сибирячка, отец - из Нижегородской губернии, человек от земли. Поэтому здоровьем меня Бог не обидел. Хотя пришлось перенести и операции в связи с прободными язвами, словом, было всякое. Но это уже издержки профессии. В одной арбузовской пьесе есть такой диалог: «Что человеку надо для счастья?» На этот вопрос следует ответ: «Надо, чтобы его дело было бы чуточку лучше, чем он сам». Понимаю это так, что человек обязательно должен к чему-то стремиться, чего-то достичь. Нельзя останавливаться на полпути. Надо любить свою работу, хотеть ее делать - в этом я убежден. Для того чтобы делать свою работу хорошо, я постоянно должен быть в форме. Правда, для занятий спортом времени совершенно не остается, хотя когда-то хорошо бегал на лыжах, ездил верхом - все это пригодилось потом в кино. В пионерском лагере постоянно был горнистом, так что развились легкие. Как-то, например, я проходил компьютерную томографию, и врач, делавший обследование, удивлялся, что у меня крупные, чистые легкие. Удивлялся он не зря: я же с двадцати лет много курю. Но тьфу, тьфу...

- Как получилось, что вы стали актером?

- А у меня такое желание появилось еще в детстве. Когда после войны наша семья приехала в Горький, отец совершил роковую «ошибку», устроившись работать электриком в Горьковский драматический театр. Мама работала диктором на радио, ее вечерами дома не бывало, и отец вынужден был брать меня с собой. Мне тогда было лет шесть. Там я и «заразился» актерством. Когда я окончил школу, при драматическом театре открылась театральная студия. Вот эту студию я и окончил. Меня оставили в драмтеатре, но я сбежал в Читу, где проработал несколько лет. Потом уехал в Ярославль, оттуда - в Липецк, затем - в Брянск. Именно в Брянске меня отыскал режиссер Андрей Смирнов, который тогда снимал свою первую картину «Ангел». В ней я впервые появился на экране. Правда, мне об этом тогда говорить запрещали, картину уничтожили как антисоветскую, лишь случайно пленка сохранилась у монтажниц фильма. Официально моим дебютом в кино считался фильм Андрея Михалкова-Кончаловского «Дворянское гнездо», где я сыграл роль Лаврецкого. Лишь спустя двадцать лет «Ангел» показали на большом экране.

- У вас, насколько я слышал, счастливый брак.

- Да, с Элеонорой мы вместе уже 44 года. Познакомились, естественно, в театре. Мне она понравилась сразу же, но пришлось много потрудиться, чтобы ее завоевать. Как я считал, внешностью не блистал, так что надо было завоевывать какими-то другими качествами. И я... пел ей серенады.

- Оценила?

- Конечно, куда же ей было деваться!

- Вы оба актеры. Почему же ваш сын не пошел по вашим стопам?

- Алексей часто бывал в театре, смотрел спектакли. Вначале у него было желание стать актером, но мне этого очень не хотелось: это очень жестокая профессия, в чем-то даже унизительная. Я сказал ему: «Ты можешь поступать, как хочешь, но помогать тебе не буду. Если ты чувствуешь, что можешь прожить без театра, не думай о театральном институте. Если же не можешь, то помогу в плане подготовки к вступительным экзаменам. На большее не рассчитывай, я за тебя в театре играть не смогу». И сын поступил на экономический факультет. Сейчас он работает по специальности, доволен своей жизнью.

- Как вы считаете, почему у молодых актеров в большинстве случаев первые браки неудачные?

- К чему вы клоните? Вы знаете, что у меня это второй брак?

- Конечно, поэтому и задаю такой вопрос.

- Никак не связываю это с актерской профессией. Просто у молодых больше преобладают эмоции и увлечение часто принимается за любовь. Этим я и могу объяснить развал своего первого брака. Мы прожили недолго, всего два года.

- У вас на съемках бывали не только приятные моменты...

- Да, разное случалось. На съемках «Дворянского гнезда», например, мощными лампами-софитами обожгло сетчатку, так что теперь без темных очков на солнце не смотрю. В «Балладе о доблестном рыцаре Айвенго» меня сжигали на костре, забыв надеть асбестовый костюм, так что я хорошо поджарился. Потом забыли снять меня с креста, пришлось кричать, и тогда сняли. Всякое бывало...

- Вы не рассказали, как приходилось в «Дворянском гнезде» гримироваться.

- Каждый раз мне приклеивали усы, бороду, клеили волосок к волоску, а для меня лак - смерти подобно. И вот когда меня всего заклеивали, Андрей вел в буфет, брал борщ и предлагал поесть. Я делал это с трудом, рот-то был тоже заклеен. Когда я его открывал, все трещало и мне приходилось клеить заново. Так он приучал меня к бороде. Поэтому съемки в этой картине вспоминаю с содроганием. Как только предлагают сняться с бородой, отказываюсь.

- Какими наградами вы особенно гордитесь?

- У меня их немало. Я народный артист России, и это очень приятно. Лауреат государственных премий. Особенно горжусь премией... КГБ России.

- Вот это да!

- Именно так. А премией этой меня отметили за роль... белогвардейца в трехсерийном фильме «Бой на перекрестке». Помню, спросил председателя комитета: «За что вы награждаете меня, сыгравшего роль врага?» Он ответил: «Прошло время, когда врагов кинематограф изображал дураками. Вы сыграли очень сильного, умного противника, так что заслуживаете награды». Признаться, было приятно это слышать.

- Леонид Николаевич, у вас есть любимое место в Москве?

- Я все-таки не коренной москвич, и это не может не сказываться. Но с особым удовольствием бываю в двух местах - это усадьба Кусково, где прошло детство моего сына, и Косино с его тремя озерами и храмом. Мне там хорошо дышится. Отдыхать люблю на даче за Икшей. Там потрясающая природа, отдыхаешь душой и телом.

  • Леонид КУЛАГИН