На миру работать легче

Досье «УГ»

Цитата

«Мы приступаем к организации «Учительской газеты». Одна из задач - сделать слышнее голос учительства. Необходимо, чтобы у учителя была «своя» газета, куда он мог бы писать о том, что его волнует, мучает, о своей жизни и борьбе, о тех трудностях, которые приходится преодолевать, о тех достижениях, которых удалось добиться, несмотря ни на что. Через газету учитель сможет говорить с учительством в целом, с теми, кому дорог каждый шаг на фронте просвещения. И он перестанет чувствовать себя таким безнадежно одиноким, таким безнадежно затерянным в водовороте жизни. Чтобы работать в одиночку, нужна железная воля - у многих ли она найдется? На миру работать куда легче, артельно, миром легче поднимать большие тяжести».

«Учительская газета» №1 от 3 октября 1924 года

Статфакт

Ответственные и главные редакторы «Учительской газеты» (1924 - 2009)

1. С.Б.Ингулов (октябрь 1924 - июнь 1928)

2. А.Я.Вигалок (июль 1928 - октябрь 1929)

3. М.Ольшевец (ноябрь 1929 - апрель 1930)

4. П.Ионов (май 1930 - январь 1931)

5. И.Х.Горов (февраль 1931)

6. Л.Л.Авербах (март - май 1931)

7. Л.Г.Полонская (май 1931 - июль 1934)

8. В.Ю.Жебровский (июль 1934 - июль 1937)

9. М.В.Зайцев (июль - октябрь 1937)

10. В.П.Голенкина (октябрь 1937 - май 1948)

11. Н.Я.Тарновский (май 1948 - октябрь 1955)

12. Л.А.Моисеев (октябрь 1955 - март 1956)

13. Н.М.Парфенова (апрель 1956 - декабрь 1983)

14. В.Ф.Матвеев (декабрь 1983 - декабрь 1988)

15. Г.Н.Селезнев (январь 1989 - февраль 1991)

16. П.Г.Положевец (главный редактор с марта 1991)

Шкраб в нищем селе

Газета живет до тех пор, пока ее читают, пока каждый номер ждут. У «Учительской газеты» счастливая судьба. За 85 лет немало воды утекло. Иначе стал называться ЦК Союза работников просвещения СССР, чьим органом издание было в первые годы своего существования. Да и сам Советский Союз распался. А газета учителей живет, меняя лишь периодичность, формат, цену... Первая - пять копеек за номер, два рубля за год - вызовет сегодня только вздох изумления. Но у шкрабов 30-х годов зарплаты были от 6 до 18 рублей в месяц. В стране царили разруха, голод, холод. Строить новый мир, где «кто был ничем, тот станет всем», было непросто. Повальная безграмотность, детская беспризорность, развалившиеся здания школ...

«Знакомьтесь: Иван Андреевич, учитель из подмосковного Раменского. С первого взгляда его не отличишь от мужика: в лаптях, крестьянский покрой одежды, на голове мятая, засаленная буденовка... Лютая, тяжелая у Ивана Андреевича жизнь - шкраб в нищем селе живет впроголодь, в нахлебниках у села, каждый день столуется у другого хозяина. Хозяева его любят, но ворчат, мол, что толку в тебе, ребята-то в школу твою не ходят.

- Как им ходить, коль в школе не топлено. Вы бы дров привезли, - просит учитель.

Хозяин отмахивается: «Что, у меня работы нет, окромя твоей школы?»

Вот такой образ учителя предстает перед нами в одном из бытовых очерков «УГ» от 17 октября 1924 года. Страна, не оправившись от одной революции, вступала в другую - культурную. Положение народного просвещения в опасности! Местный бюджет не оправдал надежд. Школы, переданные на местные средства, повсеместно закрываются. Если в 1921-м было 76 тысяч школ, то через два года их осталось 49 тысяч. Число учеников сократилось вдвое. А к 25-му году планировалось довести минимум учительского заработка до 30 рублей. Увы! Учителю придется подождать. Нет средств на это в нищем бюджете просвещения.

Просвещенец - фигура политическая

Тридцатые годы для учительства страны не менее судьбоносны. Вслед за ликвидацией безграмотности, борьбой с беспризорностью на повестку дня встали вопросы подъема народного хозяйства и подготовки для этих целей квалифицированных специалистов. Школа нуждается в перестройке. Должны окончательно умереть остатки старой гимназии. Нужна политехническая школа. Не забыта и высшая школа, где еще «цепко держатся традиции старой буржуазно-помещичьей системы». Отныне она должна наладить тесную связь с промышленностью и сельским хозяйством, чтобы готовить строителей новой жизни.

Решен главный вопрос. Фигура учителя немыслима вне политики. Просвещенцы - прямые участники борьбы за хозяйственное строительство в городе и в селе.

Сорок второй номер газеты от 9 апреля 1930 года выходит под новым названием «За коммунистическое просвещение». Этого изменения повелительно требует жизнь, сообщается на первой странице. «ЗКП» должна освещать опыт борьбы боевого авангарда, который должен повести за собой «болото», перевоспитывая и отрывая его от классового врага.

Общественно-политические обязанности советского учителя неотделимы от его обязанностей профессиональных, пишет газета.

Удивительно, но именно в газете под таким боевым названием 21 апреля 1932 года появляется статья опального поэта Мандельштама. Название у нее довольно заурядное - «К проблеме научного стиля Дарвина», но по сути это поэтическое творение. Как попала статья в газету? Надежда Мандельштам, жена поэта, признается в своих воспоминаниях о тридцатых годах: «Зарабатывала я службой в газете «ЗКП». Сманил меня туда Маргулис (Александр Осипович Маргулис, друг семьи, работал в то время в Наркомпросе. - Н.Т.) Осип писал:

Старик Маргулис

под сурдинку

уговорил мою жену

вступить на торную тропинку

в газету гнусную одну.

Такую причинил досаду

за небольшие барыши.

Так отслужу я панихиду

за «ЗКП» его души».

Так поэт, которого в 34-м уже увели на Лубянку, оставил свой незабываемый след в истории газеты - рупора учительства всей страны». Прежнее название изданию («Учительская газета») было возвращено 3 октября 1937 года.

Боевое звено

Газета меняла не только название, но и свои адреса. Война заставила редакцию почти на год перебраться в город Киров. Но регулярно выходили очередные номера, никакие причины не могли остановить выпуск газеты, так необходимой каждому просвещенцу. Лозунг «Ни одного учителя без «Учительской газеты», рожденный в первые годы выхода издания, активно претворяется в жизнь. Большим спросом пользуются приложения к газете, особенно «Методический путеводитель».

В военные годы у газеты появляется особая функция - стать своеобразной связной между тылом и фронтом.

Как живут и учатся дети фронтовиков? Что происходит в детском доме, над которым взяли шефство бойцы части, освободившей этот населенный пункт? Чем порадовали ученики своего учителя, ушедшего защищать Родину? Газета писала о добром, вечном, том, что преодолевает любую разруху, войну. Вместе, всем миром удается противостоять любой беде. С помощью газеты собраны средства на танковую колонну «Народный учитель». А «ЗКП» в свое время бросает клич: «Построим самолет имени газеты!» В октябре 1930 года над Красной площадью взмыло ввысь боевое звено под названием «За коммунистическое просвещение». Все это теперь наша история. Общая со страной.

Перемены

«Уроки из космоса» уже в 90-е годы - тоже теперь страница общей истории. Как и герои публикаций «УГ» - городские и сельские просвещенцы, подвижники, кумиры детей, сказавшие свое слово в педагогике. В июле 1949 года в «УГ» выходит статья тогда еще никому не известного павлышского самородка Василия Сухомлинского «Заметки директора». Газета умеет замечать новые звезды на педагогическом небосводе.

В 80-е годы взошла целая плеяда учителей-новаторов: Евгений Ильин, Виктор Шаталов, Софья Лысенкова, Михаил Щетинин. Педагогика сотрудничества обрела своих последователей. Мы вступали в эпоху преобразований и реформ. Борьба с бюрократизмом, подготовка учительского съезда в 1988-м, активное стремление к переменам. И как всегда, газета держала тесную связь с читателями. Во все времена это оставалось главной задачей издания - сделать слышнее голос учительства.

В конце 80-х слова «гласность», «открытость» не сходили со страниц издания. Тогда всем казалось, что вот еще одна реформа образования, а с ней новые эксперименты, новые вариативные учебники - и мы приблизимся к своей мечте (школе будущего). В период перестройки газета заняла четкую позицию по отстаиванию интересов учительства.

Навстречу людям

С 1991 года газета стала независимым педагогическим изданием. С 1 января 1992 года выходит в новом формате, на 24 полосах. «УГ» продолжала и продолжает отстаивать интересы педагогов, не забывая при этом о конкретной реальной помощи каждому из них. Во времена тотального учительского безденежья, когда зарплату педагогам не выдавали месяцами, «УГ» использовала все возможности для поддержки своих верных читателей. Давние наши друзья-подписчики часто вспоминают, как редакция подарила учительнице из Сибиряковской школы, что в Курганской области, лошадь. Именно о таком гужевом транспорте мечтала педагог Файза Баймуханбетова, чтобы добираться в любую распутицу со своими детьми в ближайшую школу. Не могу не привести слова из письма нашей читательницы с полувековым стажем, давнего автора и друга, ветерана войны и труда Виктории Ильиничны Багинской: «Тебя, «Учительская газета», считаю своим учителем. И спасителем тоже. В самые тяжелые для меня дни ты добилась госпитализации в клинику хирурга Илизарова. Для меня, простой учительницы с периферии, сделано почти невозможное! Это твой стиль работы, моя газета. Ты идешь навстречу людям уже восемьдесят пять лет!»