Смышленый семилетний ребенок был сегодня очень задумчив. Его родители развелись несколько лет назад, и вот теперь оба вступили в повторный брак. «Когда так много людей разводятся, а потом женятся на ком-то другом, не будет ли отчимов больше, чем отцов?» - спросил он мать.

«Твой вопрос достаточно разумен, - ответила она. - По крайней мере, я могу понять: почему ты так чувствуешь».

Поскольку один из каждых пяти детей переживает развод своих родителей и около 75% разведенных пар заключают повторные браки, число отчимов, безусловно, растет стремительными темпами. В результате этого явления, которое в наше время превращается в закономерность, семейная жизнь становится намного сложнее.

Начнем с того, что и взрослые, и дети вносят в новые отношения свой багаж воспоминаний, страхов и фантазий, поэтому, решая возникающие проблемы, нужно знать не только о ваших собственных, часто личных реакциях, но и о реакциях ваших детей. Родители и их новые супруги часто настолько стремятся преуспеть в новой жизни, что вместо того, чтобы честно оценить подобную ситуацию как травмирующую, воображают, что семейная ячейка уже существует. На деле же семья только начинает складываться, и, отрицая это, мы существенно осложняем ситуацию.

Новоиспеченный отчим рассказывал мне: «Практически не имеет значения, как я пытаюсь обращаться с Дэнни. Он настолько испуган тем, как его собственный отец кричал на мать, что не дает мне подойти к нему». Одна мачеха грустно заметила: «Даже теперь, через четыре года, между Эдом и его первой женой остается так много «незажившего», что мой пасынок Алекс не может успокоиться и признать, что я стала частью его жизни. Он все еще думает, что я украла его отца».

Когда ребенок входит в новую семью, он приносит с собой свое прошлое, хорошо это или плохо, но это так. Он также несет с собой свои раны, которые нельзя вылечить за один день. Понимая это, одна проницательная мачеха сообщила мне: «Те два мальчика, которые достались мне в наследство, были самыми большими лентяями на свете. Я чуть с ума от их безделья не сошла в первые месяцы. Но я не поднимала из-за этого шума. Я ждала, пока все уляжется, дети узнают меня, станут более непринужденно чувствовать себя и у них наладятся дела в школе. Когда обстановка нормализовалась, я объявила: «В нашем доме не будет лентяев!» Через полгода наши отношения стали такими, при которых можно делать замечания, хвалить и наказывать, т.е. делать все то, что позволяют себе родители, воспитывая детей».

На первых порах ребенок обязательно устроит проверку матери и отчиму. Вспоминаю жалобу мачехи: «Мария сводит меня с ума! Она делает все возможное, чтобы я потеряла терпение и сказала, что не буду с ней жить. А я так старалась помочь ей пережить то, что мать оставила ее, уйдя к другому человеку, и теперь даже не пытается встретиться с дочерью. Это ощущение отвергнутости нелегко пережить. Но она ведет себя как маленькое чудовище. Как долго это будет продолжаться?»

Отвечу, что это может продолжаться еще какое-то время, но положение должно измениться к лучшему, потому что мачеха понимает положение дел, осознает всю сложность создавшейся ситуации. Помните, поведение ребенка по большей части неосознанно, даже если оно и не выглядит таким. Можно разрядить атмосферу, сказав: «Должно быть, трудно доверять новой маме и поверить в то, что она полюбит тебя и останется с тобой. Но мы будем очень стараться, чтобы это было так, независимо от того, как ты себя будешь вести. Ты замечательный ребенок, и не твоя вина, что твои мама и папа разошлись».

Лучший способ обсудить сложные переживания каждого из членов вновь образовавшейся семьи - это поговорить о них, а поскольку детям трудно сформулировать свои чувства, основная тяжесть ответственности ложится на взрослых. «Что помогло нам выжить, - признался мне один отец, - так это то, что мы учили детей говорить обо всем откровенно, не скрывать от нас то, что их волнует. А это не просто. Мы, взрослые, напуганы тем, что пережили, и сначала я был склонен забыть о прошлом. Дети боялись даже упоминать о нем, потому что они чувствовали, что этим причинят боль и мне, и новой маме. Но мы почувствовали облегчение, когда все их беспокойство «вылезло на поверхность».

Частично воспоминания, которые дети приносят с собой в новую семью, объясняются тем, что они не готовы к вступлению в незнакомую им жизнь. Моя подруга вспоминала: «Когда мне было десять лет, нас с братом отправили в летний лагерь. Когда мы вернулись домой, мама встретила нас у автобуса и спокойно сообщила, что вышла замуж и что мы едем в новый дом. Мы знали того человека, за которого она вышла замуж, и однажды встречались с двумя его детьми, но я помню, что я почувствовала, что нас предали. Отчим старался хорошо относиться ко мне и к брату, но у нас так и не сложились близкие отношения».

Дети скорее привыкнут к новому человеку, если его заранее представят им и осторожно расскажут о том, что произойдет. Важно, чтобы они могли поговорить между собой о том, что они ощущают в связи с этим сообщением.

Одной из основных причин, почему прошлое занимает такое важное место в притирке между детьми и их отчимами и мачехами, - это то, что ребенку приходится испытывать конфликт между привязанностью к старым и новым родителям даже в том случае, если биологические родители не являются постоянной частью его жизни. Одна мачеха рассказывала: «Я всегда думала, что будет проще, если мать Ронни просто исчезнет со сцены. Пока она жила в том же городе, между нами существовало своего рода соперничество; мальчик не мог определить, кому из нас принадлежит власть, и ссорил нас друг с другом. Но когда она уехала, он был в таком отчаянии, страшно переживал и весь комплекс его чувств, связанных с этим событием, еще больше усилил разрыв между нами». Положение дел еще больше обостряется, когда отношения между разведенными родителями продолжают оставаться напряженными. И они принимают еще более запутанный характер, когда отчимы и мачехи занимают позицию, противоположную по отношению к биологическим родителям, стремятся любым путем расположить к себе детей. «Я очень старалась сохранять нейтралитет, - вспоминала одна мачеха. - Но когда я услышала, как мать Джулии кричит на нее по телефону, а потом Джулия сказала мне, что любит меня больше, чем свою мать, я сдержалась от искушения сыграть роль, которая, знаю, не принесет пользы Джулии и мне в будущем. Я не стала с пренебрежением отзываться о матери, говорить, что она злая и я понимаю, почему девочка так говорит. Ведь рано или поздно, став взрослой, Джулия не простила бы мне этого».