- Считаю, что единый госэкзамен дал позитивные результаты, - подчеркнул Ярослав Иванович. - У выпускников школ появилась свобода выбора, в Москве и Санкт-Петербурге возросла доля региональных абитуриентов, нанесен решающий удар по коррупции на входе в вузы.

Однако нельзя не сказать и о выявившихся недостатках ЕГЭ. Это федеральный экзамен, и проводить его надо на федеральном уровне. Для этого вовсе не обязательно создавать территориальные органы Рособрнадзора. У нас ведь есть в регионах масса федеральных служащих, начиная с силовиков и заканчивая ФНС и надзорами. Надо, на наш взгляд, привлечь к контролю за «чистотой» ЕГЭ общественные организации и политические партии. Проверка части С должна быть централизована (сейчас проверяют регионы).

Для повышения достоверности результатов ЕГЭ следует сопоставить оценки, полученные на едином экзамене, со средним баллом по этим предметам за время школьного обучения. Если они отклоняются больше, чем на единицу (например, троечник получает баллы в зоне пятерки), такой участник ЕГЭ обязан будет пересдать экзамен в центральной комиссии, и в зачет будет идти его последняя оценка.

Главная опасность ЕГЭ в его существующем виде - ползучая ликвидация школьных профилей. Число дополнительных предметов в школах стремительно сокращается. Надо расширять масштаб олимпиад и конкурсов.

Зачисление в вузы «буксовало» не из-за трех волн приема или ЕГЭ, а из-за сохранения контрольных цифр приема. Многие вузы боялись объявить «зеленую зону» (список абитуриентов, приглашаемых в учебное заведение) шире, чем число вакантных бюджетных мест. Успешно набрали абитуриентов те вузы и факультеты, которые оперативно связались с абитуриентами, выяснили их реальные предпочтения и объявили «зеленую волну», включавшую последнего из согласных. Мы не побоялись превысить контрольные цифры на 25 процентов, как и советовал министр Фурсенко. В итоге превысили всего на 10 процентов и имеем отличный состав абитуриентов: 65 процентов - победители олимпиад, средний балл у бюджетников - 82, у платников - 72.

Российские вузы не умеют вести себя в условиях конкуренции за абитуриента. Они привыкли распределять дефицит.