Досье «УГ»

Харис-хазрат САУБЯНОВ, заместитель председателя Центрального управления мусульман России, муфтий:

- Итак, курс основ религиозной культуры рассматривает три компонента: основы той или иной религии, основы светской этики и основы общей религиозной культуры. Очень важно, чтобы учитель сумел создать на уроке атмосферу доброжелательности, уважения и симпатии ребят друг к другу. Мне кажется, основной проблемой при введении этого курса могут стать кадры. Кто будет преподавать основы религиозной культуры? Скорее всего, историки, обществоведы... И здесь таится страх, что хорошее дело может быть загублено. Считаю, что при Министерстве образования и науки России следует создать специальную группу, которая отслеживала бы весь ход эксперимента, аккумулировала бы наработки на местах, обобщала и распространяла лучший опыт.

Константин БЕНДАС, управляющий делами Российского объединенного союза христианской веры евангелистов (пятидесятников), епископ:

- Уверен, что этот эксперимент провалится. Будут напрасно потрачены деньги и искалечены души детей. Новый предмет разделит класс на группы. Учителей потребуется много, а где их взять? Никакого бюджета на их подготовку не хватит. А это значит, что всем будет настоятельно рекомендовано изучение лишь одной конфессии - основной для России. Или светской этики. Малочисленные конфессии на практике будут подвергнуты дискриминации.

- Xочу особо подчеркнуть, - сказал он, - что предмет этот будет исключительно светский. Это означает прежде всего то, что финансироваться он будет не религиозной организацией. Второе, предмет не ставит своей целью подготовку кадров священнослужителей или вербовку новых прихожан. Третье, контроль над реализацией программы ведет Министерство образования и науки России, то есть опять-таки не религиозная организация.

На этих уроках не будет места никакой религиозной пропаганде. Иначе говоря, педагог обязан излагать конфессиональный материал только в третьем лице: «С точки зрения Евангелия это место имеет такой-то смысл...» Никакой личностной самоидентификации не допускается. Слово «мы» педагог будет произносить только в таких случаях, как «мы, люди» или «мы, граждане России». Но ни в коем случае не «мы, православные» или «мы, мусульмане»... Императивы допускаются только, когда речь пойдет о нравственности, нравственные императивы. Не будут звучать на этих уроках и призывы: «Участвуйте в религиозных обрядах!». И даже призывов к личностному принятию и соглашению с излагаемым конфессиональным материалом быть на таких уроках не должно. Только в этом случае предмет имеет право на существование в школе.

Предмет «Основы религиозной культуры» будет обязательным факультативом. Его включат в школьное расписание. Выбирать же ребенок (вместе с родителями) должен, что конкретно он будет посещать: уроки светской этики, православной культуры или культуры мусульманской и так далее...

Отдельно подчеркну, что поскольку предмет является светским, то в нем не должно быть никакой ярмарки конфессиональных тщеславий. Предвижу вопрос, почему, дескать, определены только четыре религии: православие, исламизм, иудаизм и буддизм, в то время как в России их больше. А вот почему. Речь идет о неком культурном следе, который оставила та или иная религия в истории человечества и нашей страны. И при правовом равенстве их перед законом не может идти разговора о равенстве культурном. Невозможно приравнивать вклад в историю России, например, кришнаизма и православия.

Не ставится в этом предмете и задачи презентаций различных религий. Речь следует вести о некой культурно-этической проекции деятельности той или иной конфессии. К тому же определены именно те четыре конфессии, на которые есть спрос в нашем обществе. Однако это вовсе не означает, что будут ущемлены права детей из неправославных христианских семей.

Несколько слов об учебнике. Это будет учебник для детей определенного возраста, которые оканчивают 4-й и переходят в 5-й класс. Министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко пояснил, что ученики этого возраста уже не маленькие дети и могут осмысленно воспринять разнообразие и сложность мира. Но при этом у них нет проблем сексуальной сублимации и агрессии, характерной для более старшего возраста. Когда дети этого возраста узнают о различии языков, традиций, культур, они переживают эти различия без конфликтов.

Должен сказать, что, по моему замыслу, в этом учебнике не будет истории. Не будет ни истории церкви, ни истории религии, ни даже библейской истории. У детей этого возраста еще не сформировано историческое мышление, и потому нет смысла давать им всю историю Христа или всю библейскую историю. Я буду рассматривать библию как книгу, к которой можно время от времени обращаться. Это дополнительная литература по отношению к учебнику. Но не наоборот! И вообще обращение к ребенку в учебнике будет, что называется, с нулевого уровня, с предположения, что у него нет пока никаких религиозных знаний.

Считаю недопустимой в этом учебнике никакую критику ни одной живой религии, действующей в России. Никакого превознесения одной религии над другой не будет. Главная задача - быть учебником не травмоопасным для души любого ребенка.

Теперь о сроках. Уже в апреле 2010 года начнется эксперимент. В 18 регионах России попробуют ввести эти уроки. Учебник к этому времени, конечно, еще не будет готов. Его обкатка начнется, скорее всего, лишь в ноябре и продолжится года два.

Мы бы хотели, чтобы рабочие группы разных религий осуществляли свою работу над учебником во взаимодействии с нами, православными участниками консенсуса, и друг с другом. Нам нужно вместе выработать единые подходы к изложению материала.