- Совершенно верно, но предел сотрудничества - это лекция, и не более того, причем лишь с согласия родителей. Между тем отчего-то многие люди, в том числе, к сожалению, и некоторые директора школ, уверены, что богослужение - это только когда в рясе, с иконами и свечами. А если к ним приходит человек в пиджаке и начинает с детьми на уроке распевать какие-то странные слова, медитировать и проповедовать о карме, чакре и «духах космоса», то это уже не богослужение, а общеобразовательная лекция на духовные темы. Как православный человек я согласен, что истинного богослужения у сект нет, но с точки зрения закона это все равно молитвенное собрание. У нас же доходит до абсурда - основным, традиционным, российским конфессиям в государственные школы путь закрыт, зато там вольготно себя чувствуют сектанты всех мастей. Потому что многие из них даже не зарегистрированы в качестве религиозного объединения, и, стало быть, их проповеди - уже не проповеди, а просто лекции, их молитвы - всего лишь песенки, а их учения - не более чем философские рассуждения на богословскую тему.

- Но как же директору школы, учителю, школьному психологу, то есть людям, в принципе далеким от всех богословских тонкостей, различить, что за человек появился в их школе?

- Нужны коррективы в обучении будущих учителей. Они должны понимать, что религия - это не только вера в Бога. Есть религии, в которых чтут богов, духовные энергии, даже инопланетян. И если вам говорят, что есть некие незримые Спасители Человечества, ведущие нас через особые чуткие души, принимающие их вибрации и голоса, вы должны понимать - это уже религия. Или психиатрия. Пока же, увы, студенты педвузов остаются в полном неведении по данной проблеме. Не ведется никакой подготовки и на курсах повышения квалификации работников образования по вопросу религиозной безопасности. А ведь иной раз ребенку требуется защита от собственных родителей, угодивших в опасную деструктивную секту.

- Пока же школы сами на свой страх и риск вводят у себя курсы истории религии...

- Риск между тем действительно есть. Потому что в лучшем случае получается пересказ когда-то слышанного курса научного атеизма. В худшем - слегка замаскированная проповедь доктрины секты, недавно полюбившейся учительнице. Чтобы обезопасить ребенка хотя бы со стороны школы, на мой взгляд, необходимо ввести лицензирование преподавателей, решивших заняться просвещением детей на религиозно-духовные темы. Сам учитель может верить во что угодно. Но стоит ли ему при этом доверять «просвещение» детей по данной проблеме, я как-то не уверен. Как проводить лицензирование? В идеале хорошо бы с привлечением представителей тех конфессий, что традиционны для того или иного края. Они могли бы оценить корректность представлений соискателя о каждой из конфессий. Причем оценке должны подлежать не только имеющиеся в наличии знания предполагаемого учителя, но и сама программа, по которой тот намерен работать с детьми. Слишком часто под видом истории религии преподносится обычный оккультизм.

А уж если ребенок попал в секту, то, помимо всего прочего, в нем начинают усиленно культивировать ненависть ко всем, кто находится за пределами «учения». Признак тоталитарного сознания - это непризнание за человеком права на ошибку. Если ты не с нами, то, значит, враг, предатель, одержимый. И последнее: отвержение идеологии сект не должно перерастать в отвержение людей, оказавшихся в секте. Тем более что сектанты уводят за собой отнюдь не самых плохих детей, а даже наоборот - романтиков, искателей, фантазеров, тех, кто ищет справедливости, любви, тепла, понимания. Тех, кому нужен смысл в жизни, Высшая Цель. И поскольку запретить интерес к религии или прекратить работу миссионеров (кроме случаев, носящих откровенно уголовный характер) невозможно, лучше научиться жить в мире религиозного многообразия. Богословие сегодня - это источник духовной безопасности, вопрос, я бы даже сказал, личного выживания.