Люди в нашей группе подобрались разные. Кто-то мечтал о свежем воздухе, кто-то стремился сменить обстановку, развлечься. Две дамы поставили цель - непременно попасть во все возможные монастыри и даже проигнорировали совместный выезд в Михайловское.

Мы ехали к Пушкину.

Сквозь сон глубокой ночью промелькнула станция Валдай, маленькая, но яркая, праздничная, и вспомнился знаменитый колокольчик, «дар Валдая», и музей, и Иверский монастырь на озере...

Псковская земля - земля воинов, защитников Отечества на протяжении столетий. Города-крепости, башни-крепости. Монастыри, дома - все крепкое, прочное, построенное по-особому. Все дышит героизмом и вековой историей.

К Пушкину отправились на следующее утро. Два часа пролетели незаметно. Едва успевали смотреть по сторонам: то храм, то березка, то рябина, то речушка...

Остановились в самом Лукоморье - маленьком лесу, в котором живут сделанные из дерева пушкинские персонажи. Две шишки упали к моим ногам. Их изрядно погрызли белки, от них исходил лесной смоляной дух.

Потом подошли к дому легендарного спасителя Пушкиногорья Семена Степановича Гейченко - деревянному, крепкому, как и везде на Псковщине, полному сказочных чудес.

Перешли через мосток. Все вокруг было белым-бело. Тихо-тихо. Даже большое число туристов не нарушало этого векового молчания. Мы долго бродили по парку и дому поэта, смотрели в окно на Сороть, заглядывали в светлицу няни и в низкую кухоньку Неониловны... В кухоньке пахло грибами и сушеным сельдереем, печкой, еловыми ветками, и почтенная кошка Матильда благосклонно разрешала себя гладить. Казалось, она жила в Михайловском и во времена Пушкина.

В Тригорском поклонились дубу, которому почти 500 лет. Поприветствовали скамью Онегина, баньку. Издалека доносился запах печного дыма. Все потрясло нас, и почудилось, что остановилось время, что здесь, в Пушкинских горах, кто-то спрятал часы...

К воротам Святогорского монастыря подъехали в сумерках. И снова гулкая тишина - за час нам не встретился ни один житель обители. Поднялись по ступенькам наверх, повернули чуть направо - и вот могила Александра Сергеевича Пушкина.

Остановились.

Спасая могилу Пушкина, здесь, на этом месте, погибли советские солдаты. Фашисты ее заминировали, и наши освободители, зная, что идут на верную гибель, уносили мины в руках и с ними взрывались.

...Никогда не понимала любителей своих фото «на фоне», особенно на фоне могил. Ах, да! Наверное, и им вспоминалось пушкинское: «...и я там был». Я подождала, пока съемки закончатся, и положила к памятнику еловые веточки и шишки из Михайловского и Тригорского, словно привет из родного дома.

Псковская земля охраняла Россию на рубеже ее. Так и Пушкин - на той же северной окраине спасает нас от суеты, болтовни, зависти, модных ныне мыслей о кризисе. И снова остановилось Время. Дни - вчерашний, сегодняшний, завтрашний - слились, соединились.

Есть только явь и свет,

Ни тьмы, ни смерти нет на этом свете...

Наталья САВЕЛЬЕВА

Пушкиногорье,

Псковская область