юбил бродить по знакомым с детства просторам, читал, перечитывал Тургенева, особенно его рассказы. И когда он с женой Софией и двумя детьми - Катей и Максимом приехал в деревню, то радовался больше всех. Не только потому, что вернулся в свое детство, но и за детей, которым сразу здесь понравилось.

Они привезли с собой своих двух собак - Пуша и Арика. Эти четвероногие питомцы в недавнем прошлом были простыми бездомными дворнягами. Их подобрали дети на улице, а Николай - ветеринар по профессии - вылечил, и теперь собаки жили в их квартире. Катя и Максим бегали с ними по долам, по лугам.

Слух о том, что в деревне появился ветеринар, быстро облетел всю округу. К Николаю потянулись на прием сельчане с кошками и собаками. Папа их лечил, а Катя и Максим ассистировали ему. К счастью, хвостатых пациентов оказалось немного, видимо, потому что в экологически чистой местности и люди здоровее, и животные.

Однажды Катя узнала, что в соседней деревне у некоего деда Прохора занемог кот Василий и дед так переживал за своего друга, что тоже заболел. Кот был единственным существом, которое как-то связывало его с жизнью. Все это Кате рассказала соседка. Конечно, надо помочь дедушке, сказала девочка брату, и они вместе отправились в деревню. Как оказалось, дед Прохор уже слышал о сельском Айболите, однако болезнь не позволяла ему самому сходить к доктору с котом Василием. Дети предложили Прохору Матвеевичу отнести животное к отцу, а потом вернуть обратно здорового и веселого. Тот с радостью согласился.

Положили кота в корзинку - и в путь. Пройдя полдороги, они остановились на своем лугу, который назвали Бежиным лугом. Это была большая поляна, окаймленная лесом и маленькой речушкой. Расположились на отдых. А кота Василия выпустили на травку погулять. Сами же с удовольствием растянулись на мягком душистом разноцветном ковре. Следили за плывущими на небе облаками, напоминавшими то стаю китов, то выстроившийся в цепочку архипелаг островов. Им казалось, что они тоже плывут вместе с облаками. Видеть небо во всю ширь - от горизонта до горизонта - это совсем не то, что видеть кусочек его из окна дома или машины. В эти минуты и взрослые, и дети часто неосознанно ощущают себя частью Вселенной.

Когда Катя и Максим «спустились» на землю, то обнаружили, что кота Василия нигде нет. Искали-искали - все напрасно. Катя рыдала: ведь выздоровевший кот мог бы помочь выздороветь и своему хозяину. Она знала о целительных свойствах животных. Максим тоже плакал. Ребятам очень хотелось помочь деду Прохору. Пришлось Максиму бежать домой за собаками. Они помогли отыскать беглеца. Его вылечили, и как потом стало известно, деду тоже стало легче.

Дети полюбили сельское житье-бытье. И теперь в конце весны говорят отцу: хотим отдыхать только в Алехине, больше нигде. В этом году Назаровы поехали туда в четвертый раз. У Софии, воспитателя детского сада, отпуск более продолжительный, поэтому она уезжает с детьми раньше, а потом к ним присоединяется Николай.

Родителям нравится, что Катя и Максим здесь много читают, не то, что дома. Часто читали всей семьей. Иногда заходили послушать соседи. А самое главное для детей, что родители всегда были рядом. Вместе с отцом они чинили забор у восьмидесятилетней соседки, а с мамой пекли пирожки для всей округи. Ходили в походы с ночлегом. Чуть свет вставали на рыбалку. Еще Николай научил их плести корзины, дети и не подозревали об этом его мастерстве. Они были горды тем, что к нему пришли поучиться и деревенские подростки.

Как-то Николай объявил: «Сегодня вечером пойдем на концерт». «Разве к нам сюда артисты из Москвы приехали?» - спросил Максим. «Нет, здесь есть свои замечательные певцы», - загадочно улыбаясь, ответил отец. Вечером Назаровы и еще одна семья собрались на опушке леса. «Сидите тихо-тихо, - предупредил Николай, - а то спугнете певца». Ждали недолго - запел, защелкал сначала один соловей, затем второй, третий. Этот концерт понравился всем. Ходили Назаровы и на скрипичные концерты кузнечиков и слушали хор лягушек, живущих в зарослях лесного озера. Потом в Москве они с восторгом рассказывали друзьям о лягушечьем пении и о зеленых кузнечиках-скрипачах. Кстати, на друзей такие рассказы никакого впечатления не произвели.

- Здесь, на природе, - говорит Николай, - мы стали ближе друг к другу. Многому научили детей, многому научились у них. Только здесь, будучи свободными от взрослых дел, мы всецело были заняты ими. Вот когда наступает настоящее воспитание, без каких-либо реплик, сказанных мимоходом, мини-бесед, затеянных на бегу в нашей городской сумасшедшей жизни.

Этой весной Николаю предложили две дешевые путевки в Египет, но он наотрез отказался: пока детям интересно с нами, будем отдыхать вместе.