Пожалуй, дать утвердительный ответ на этот вопрос нельзя. Даже если попробовать убедить себя и других в том, что изменения происходят. Причем кризис не подстегнул к реальным переменам даже сферу производства, что уж говорить об образовании.

Страна ждет... Ждет окончания кризиса. Сфера образования к тому же рассчитывала на так называемый защищенный статус социальных статей расходов бюджета. Но, кажется, и до них кризис добрался: финансирование сокращается. И здесь встал вопрос: какие статьи расходов сокращать?

Конечно, зарплаты учителей пока никто не трогает (хотя обещанных повышений во многих регионах так и не произошло), но вот штаты управленческого и вспомогательного персонала под сокращения попадают, несмотря на бюджетную «защищенность» расходов на образование. Неужели так легко можно отказаться от собственных достижений - введения в школах должностей, обеспечивающих более высокий уровень развития детей, будь то логопед, тьютор или спортивный инструктор? Вопрос, как говорится, риторический...

Кризис вносит коррекцию в систему финансирования образовательных учреждений. С другой стороны, параллельно и независимо идет другой процесс, о котором также стоит упомянуть, - внедрение подушевого финансирования. Финансирование образовательных учреждений в соответствии с численностью учеников, к сожалению, не учитывает качество предоставляемых услуг. В связи с этим возникают проблемы:

1) школы стремятся привлечь большее число учеников, что неизбежно приводит к снижению управляемости и контроля над учебным процессом;

2) снижается финансирование маленьких школ;

3) индивидуальный подход в обучении становится затруднительным.

Вероятно, экономический кризис, «соединив» свои усилия с подушевым финансированием, весьма болезненно ударит по гимназиям и лицеям, в которых достаточно много дополнительных штатных ставок. А ведь именно подобные учебные заведения стали в последнее время локомотивами образования, ведя за собой остальных.

Недавно я выступал оппонентом на защите кандидатской диссертации, посвященной эффективности инвестиций в социальную сферу, к которой относится и сфера образования. Предметом обсуждения диссертационного совета стал вопрос о том, можно ли признать эффективность инвестиций в образование в России низкой или все-таки средней. Действительно, наступивший кризис оголил очень многие проблемы: и неспособность образовательных учреждений находить дополнительные источники финансирования, и ущербность системы финансирования «всем сестрам по серьгам» (так как денег все равно на всех не хватает), и недостаточное распространение среди образовательных учреждений принципа дифференцированного финансирования. Но ведь есть примеры успешных принципов распределения средств. Взять хотя бы приоритетный национальный проект «Образование» с его точечным, на основе открытого конкурса финансированием лучших школ и лучших учителей, с сугубо целевым расходованием средств на проведение Интернета в школы. Подобные экономические принципы распределения средств нужно активнее внедрять.

Евгений СМЫШЛЯЕВ,

кандидат экономических наук,

учитель экономики лицея города Лобни

Московская область