...За окном стояла славная весна 1951 года, когда выпускница Болховского педагогического училища, что на Орловщине, Маруся Романова попросила направить ее в высокогорный Дагестан.

- Машенька, а почему такой выбор? - удивленно вскинул брови на любимицу-отличницу директор училища.

- Очень люблю фруктовое изобилие и тепло. В эвакуации наголодались мы на картошке, - честно призналась златокудрая будущая учительница.

...И все-таки она мечтала вернуться в родные места. Но так случилось, что, отработав три года в первой школе лезгинского райцентра Ахты, девушка не найдет ни одного свободного места в школах Болхова и близлежащей округи! В отличие от сегодняшнего дня в ту пору выпускники педагогических училищ и вузов не чурались работы в школе.

Мама очень много рассказывала мне про свой ахтынский период работы в школе. Отношение к русским педагогам, врачам, агрономам было у горцев самое уважительное, благодарное.

- Надо было видеть, как передо мной вставали с мест убеленные сединой аксакалы! - вспоминала мама. Ее, 23-летнюю молодку, приветствовали ахтынские старики!

В свое время я ходила к маме на кукольный кружок. Очень яркие, с матерчатыми рукавчиками куклы мама выписывала из Москвы и играла спектакли вместе с детишками из разных классов. Мне дали роль петушка, и я очень сильно кукарекала.

- Света, потише, это неприлично - так громко себя вести! - всегда одергивала мама.

В 1960-е годы она с отличием окончила университет и помимо русского и литературы освоила немецкий язык. С какой радостью получали мы с ней письма от сверстников из ГДР!

Когда в Могилевской школе откроется вечерняя школа рабочей молодежи, мама станет совмещать преподавание по специальности с руководством филиала Хасавюртовской ШРМ. Она была всегда требовательна и к себе, и к другим. Помню, как не жаловала местную врачиху: и зачем, мол, та пошла в медики с крайне низким запасом знаний. «Троечникам надо бы запрещать идти в медицину, чтобы людей не калечили!» - как-то за глаза скажет мама о бывшей выпускнице Могилевской школы. К сожалению, ни медиком, ни педагогом не стали ее дочери, а она так нас уговаривала...

В конце 1990-х мама пожаловалась мне на своих подчиненных.

- Да что это за учителя, - возмущалась она, - без конца приносят справки, а сами, как потом обнаруживается, ездят за товарами и продают их на рынке. Я, конечно, понимаю, что на копейки людям не прожить, но как после этой торговли идти в школу?

Мама до конца своих дней была верна благороднейшей из профессий.

Светлана ДРОБЫШЕВА

Москва