Школа-интернат с первоначальной летной подготовкой, или, как ее называют в Оренбурге, «кадетский корпус», появилась в этом южноуральском городе в 1995 году. Именно тогда местный горсовет по согласованию с военными принял решение открыть на базе ликвидированного авиационного училища школу с армейским уклоном. Еще не было правительственного постановления, не было типового положения о подобных учебных заведениях. Эти документы появились на федеральном уровне позже, в 1998-м. А школа в Оренбурге, финансируемая за счет городского бюджета, уже работала, уже принимала и выпускала своих воспитанников.

Сегодня оренбургская «кадетка» по-прежнему содержится за счет городской казны. Конечно, средства не баснословно большие, но для того, чтобы нормально работать, учить и достойно содержать полторы сотни воспитанников, хватает. Всего таких школ в России девять - в Ростовской области, Тамбове, Уфе, Челябинске. Правда, восемь учебных заведений имеют статус государственных общеобразовательных учреждений: учредителями являются главы регионов. И лишь у одной школы - в Оренбурге - статус муниципальный. Это учреждение действует под эгидой городской администрации.

- В нашей школе воспитанники проходят программу 10-11-го классов, а также дополнительные предметы, связанные с военным делом, - говорит начальник «кадетки» полковник запаса Рашит Тагиров. - То есть помимо общеобразовательных дисциплин ребятам во время обучения преподаются основы военно-профессиональной подготовки в соответствии с их специализацией. Из пяти взводов непосредственно по первоначальной летной подготовке воспитанники готовятся у нас в трех. Еще в одном взводе обучение ведется по пограничному профилю, и еще в одном - по профилю МВД. Соответственно таким же образом распределяются приоритеты и по выпуску: кто-то из ребят поступает в военные вузы авиационной направленности и войск ПВО, кто-то - в институты Пограничной службы, а кто-то пополняет учебные заведения МВД и Внутренних войск.

Для автора этих строк удивительным было узнать, что, оказывается, никаких гарантированных законодательством преимуществ для воспитанников учебных заведений, подобных Оренбургской школе, при поступлении в военные вузы нет. И это, к слову говоря, одна из проблем неотрегулированности статуса подобных школ, их досадное отличие от статуса тех же суворовских военных училищ. Но вот вам факт: из 125 выпускников оренбургской «кадетки» прошлого года курсантами высших учебных заведений силовых структур стали 90 парней! 28 успешно сдали вступительные экзамены и были зачислены в Военную академию ПВО Сухопутных войск, 14 - в институты Погранвойск ФСБ РФ. Есть ребята, которые надели курсантские погоны в военных вузах авиационного профиля, в учебных заведениях МВД, МЧС. Все дело в том, что, несмотря на отсутствие установленных законом привилегий, выпускники этой школы-интерната при поступлении демонстрируют такие качества, как подтянутость, психологическая подготовленность к будущей службе. При вынесении решения приемными комиссиями эти факторы оказываются ключевыми, становясь порой весомым преимуществом перед другими абитуриентами.

Учебный процесс, равно как жизнь и быт воспитанников Оренбургской школы-интерната, организованы по-армейски, как в обычных СВУ. В 7 утра - подъем, в 22 - отбой. До обеда - занятия с преподавателями, затем - самостоятельная подготовка под руководством воспитателей и командиров. Предметы с военным уклоном проводятся здесь за счет часов, выделяемых по программам обычных общеобразовательных школ на уроки труда.

Воспитанники, изучающие летные дисциплины, на этих занятиях постигают азы летной подготовки, устройство и компоновку самолета, основы аэродинамики, штурманского дела. Нельзя не сказать, что в летний период на базе местных организаций РОСТО для воспитанников школы-интерната организована первоначальная летная и инженерно-техническая практика. Ребята летают на самолете Як-52 (под руководством инструкторов), а также совершают парашютные прыжки. Правда, в этом году командование ВВС с документами и согласованиями несколько припозднилось, и летней практики у оренбургских «кадетов» не получилось. Сейчас решение на высшем уровне вроде бы принято, приказ подписан и уже направлен для исполнения. «Значит, практические занятия придется наверстывать в дни осенних каникул», - говорит полковник запаса Тагиров.

В школе также работают кружки, спортивные секции. К слову, в спортивных состязаниях между учебными заведениями региона «кадетка» запросто «делает» едва ли не все местные школы и училища. Кубки, завоеванные «кадетами» на различных соревнованиях и первенствах, уже с трудом умещаются на стенде в рабочем кабинете полковника Тагирова. Ну а в выходные и праздничные дни воспитанник под ответственность родителей может и домой съездить.

В стенах бывшего Оренбургского летного воспитанники словно впитывают героические традиции прославленного учебного заведения. Достаточно сказать, что это училище в свое время окончил будущий первый космонавт планеты Юрий Гагарин. Именно отсюда он шагнул к своим первым высотам. Всего же здесь проходили обучение четыре будущих покорителя Вселенной. 342 выпускника Оренбургского летного стали Героями Советского Союза, 10 получили свои «Золотые Звезды» дважды. Учился здесь и легендарный летчик Михаил Девятаев, получивший звание Героя за свой поистине беспримерный подвиг - побег из фашистского концлагеря на захваченном вражеском самолете.

Училище, ведущее свою историю с 1926 года, прекратило существование в 1993-м. Годом позже на эту базу было передислоцировано соединение Военно-транспортной авиации из Прибалтики. В казармах 1914 года постройки тогда поселились и сами авиаторы, и их семьи. Но в 1995-м закрылась и эта страница в истории бывшего училища летчиков. К счастью, почти сразу же было принято решение открыть здесь школу с силовым уклоном. 16 сентября 1995 года было подписано соответствующее постановление городского совета. Этот день теперь считается днем образования школы.

Сегодня стать оренбургским «кадетом» непросто. В нынешнем году в школу были зачислены 155 ребят. Желающих оказалось в два раза больше. И хотя каких-либо вступительных экзаменов здесь не предусмотрено, отбор есть: через конкурс аттестатов, через проверку состояния здоровья, через психологический тренинг на готовность жить и учиться по-армейски. Отбор организован и через военные комиссариаты. В самой же школе кандидатов на учебу тестируют на физическую подготовленность: подтягивание, стометровка, кросс на 1 км. В этом году 142 претендента на места в школе-интернате сдать установленные нормативы и пройти проверку на здоровье не смогли...

- Желающих учиться у нас много, - говорит начальник «кадетки» полковник запаса Тагиров. - Почему? Ну хотя бы потому, что в нашей школе собран прекрасный педагогический состав. Почти все преподаватели - с высшими категориями. Не менее высокой пробы у нас и офицеры-воспитатели. Все они являются военнослужащими запаса, а значит, имеют большой опыт практической работы с людьми. Не могу не назвать имена командиров взводов полковника в отставке Вячеслава Ивановича Шурмана, отметившего недавно свое 65-летие, майора запаса Евгения Степановича Ананчикова, работающего в нашей школе уже 12 лет. Отмечу также командиров рот полковников Виктора Судакова и Владимира Коноплева. Да в принципе все наши сотрудники достойны слов благодарности.

После Афгана принимал участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. В 1990-м был назначен начальником учебного центра боевого применения войск ПВО Сухопутных войск и семь лет обеспечивал проведение тактических учений с боевой стрельбой зенитных ракетных соединений и частей. В период службы защитил ученую степень, стал кандидатом военных наук. Закончил кадровую армейскую биографию в родном Оренбургском зенитно-ракетном: в запас ушел с должности заместителя начальника училища. Недолго поработал в аппарате полпреда президента в Приволжском федеральном округе и в 2003 году получил приглашение возглавить школу-интернат с военным уклоном.

Сегодня мечта Рашита Бариевича, чтобы подобным учебным заведениям из формального статуса кадетских корпусов придали такой статус уже де-юре. К слову, мнения об этом звучат в последнее время от руководства многих подобных учебных заведений. Согласитесь, «школа-интернат» даже звучит как-то уныло, примитивно. Тогда как «кадетский корпус» сразу же навевает такие понятия, как «присяга», «честь», «долг». А это как раз то, что стараются привить будущим профессиональным защитникам Отечества, будущей косточке офицерского корпуса России.