Начиная с 2002 года, когда композицию демонтировали для реставрации, средства информации то и дело сообщали, что вот-вот она будет восстановлена и займет место, на котором мечтала установить свое творение Вера Мухина, - на Воробьевых горах или на стрелке Москвы-реки, где теперь расположился памятник Петру I. Потом прозвучало довольно привычное для нынешнего времени - «денег нет». Но помощь все же пришла. Мэр Москвы Юрий Лужков заявил, что все заботы о творении Мухиной берет на себя Москва. Монумент к концу нынешнего года вернется на свое прежнее место, то есть на площадь перед ВВЦ.

Ставший символом Советского государства монумент «Рабочий и колхозница», или, как называли этот «гимн освобожденному труду» в народе, «Ванька с Манькой», - не единственная работа Веры Мухиной, установленная в Москве. Ей же принадлежит знаменитый памятник Петру Ильичу Чайковскому перед Московской консерваторией.

Удивительно, но создателем скульптуры, потрясшей Париж, стала купеческая дочь, владевшая многомиллионными счетами в швейцарских банках, огромными наделами земель, имений и прочих богатств по всей России. После октябрьского переворота в 1917 году она могла бы покинуть страну и обосноваться поближе к тем самым банкам, которые обеспечили бы ей и ее семье спокойную жизнь. Но, похоже, Мухиной и в голову не приходило совершить такой шаг.

Она училась в Париже у выдающихся мастеров ваяния Бурделя и Майоля, путешествовала с подругами по Италии. Когда началась первая мировая война, то исполнила долг благовоспитанной барышни - служила сестрой милосердия в госпитале. Там, в госпитале, познакомилась со своим будущим мужем Алексеем Замковым, который потом станет светилом советской медицины. И помогут ему в этом унаследованные Мухиной миллионы, которые хранились в швейцарских банках. Советское правительство, в котором у Замкова было много пациентов, разрешило воспользоваться деньгами жены для открытия института, где лечили чудодейственным гравиданом - таким загадочным словом была названа очищенная моча беременных женщин. С помощью этого препарата людей избавляли от алкоголизма и наркомании, Замков даже пытался с его помощью бороться с раком.

Трудно назвать метаниями или поисками себя в искусстве период начала 1920-х годов, когда Вера Мухина бралась буквально за все. Скорее, это проявление неуемной энергии. Она подготовила эскизы колец и брошек, работала над обложками журнала «Красная нива», а также этикетками для консервов, книжными заставками, кооперативными плакатами, оформляла выставки. С известным модельером Н.П.Ламановой подготовила серию моделей платьев и пальто из простейших материалов - солдатского сукна и грубого льняного полотна, которые украсили вышивкой. На Всемирной выставке в Париже их модели получили Гран-при за самобытность и сохранение национального колорита.

Мухина создает бюсты Ленина, Иммануила Канта и другие. Проект памятника Свердлову под названием «Пламя Революции» демонстрировался на выставке Общества русских скульпторов в 1926 году и заслужил первого упоминания в прессе о скульпторе, до сей поры известном лишь в кругах художников. На той же выставке Мухина представила свою ставшую знаменитой «Юлию» - скульптуру, имевшую этапное значение в творчестве. После этого успеха Мухину пригласили преподавать во ВХУТЕИН.

Чуть позже, к выставке, посвященной 10-летию Октября, появилась скульптура «Крестьянка», которую сама Мухина называла «Бабой». За нее Мухина получила первую премию и командировку в Париж. Скульптуру эту продали за границу за гроши... по политическим мотивам: чиновники от искусства решили, что она «слишком независимого нрава».

В первые месяцы войны Мухина отказывалась эвакуироваться из Москвы. Жила с семьей на даче в Абрамцеве. Однако в октябре Вера Игнатьевна согласилась с необходимостью отъезда из столицы. Отправились в Каменск-Уральский. В эвакуации ее настигают трагические известия о смерти многих близких людей. В мае 1942-го семья возвращается домой, но утраты не оставляют Мухину. В октябре от инфаркта скончался муж. Вере Игнатьевне было страшно поднять телефонную трубку - ей только что присвоили звание заслуженного деятеля искусств, и все звонили, чтобы поздравить, не ведая о глубоком горе.

К страшному 1942 году относится самая пессимистическая работа Мухиной - «Возвращение». Остановившимся от горя взглядом смотрит в пространство женщина: к ее ногам прижался вернувшийся с фронта калека, обе ноги которого ампутированы. Все свои недюжинные душевные силы Мухина вложила в эту работу. Трое суток почти не выходила из мастерской. Закончила работу в глине, еще раз пристально и придирчиво осмотрела ее со всех сторон и... разбила. Колотила молотком до тех пор, пока скульптура не превратилась в бесформенные куски. «Слишком это страшно было!» - скажет через несколько дней сыну.

Незадолго до своей кончины Мухина пишет пространное письмо В.М.Молотову: «Вот уже несколько лет, как бывший Комитет по делам искусств ведет против меня «холодную войну», вызванную тем, что я отстаивала свою самостоятельность в искусстве, не хотела идти на поводу у зачастую полуграмотных, а иногда и получестных администраторов комитета, одним словом, мешала им жить тихо и спокойно». Далее она сообщает, что в отечественной культуре стало системой, когда «жалует царь, да не жалует псарь», когда «делячество и грамотная халтура встречают и по сей день ласковый прием». Этот выстраданный в буквальном смысле документ-завещание содержит глубочайшие мысли о судьбах художников, о путях прогресса отечественного изобразительного искусства. Вера Игнатьевна не дождалась ответа. Она скончалось 6 октября 1953 года.

Маргарита МАРУТЯН

  • Михаил НЕСТЕРОВ. Портрет скульптора Веры МУХИНОЙ