Одного из них, Диму, я помню особенно хорошо, хотя прошло более 15 лет. Он радовался малейшему успеху, мимолетному доброму отношению к себе.

Похвалит, бывало, учитель за то, что он меньше стал делать ошибок в диктанте, или кто-то угостит шоколадкой или мороженым, и он весь день ходит в приподнятом настроении. А завидев меня, с радостью бросался мне навстречу, чтобы поздороваться. Он знал, что я забочусь о нем. Ему некогда было тосковать, дома у него пьяная, больная мать. Он несколько раз спасал ее, когда она в мороз засыпала прямо на улице.

Вспоминаю другого мальчика - Женю, его ровесника. Он рос в нормальной, хорошей семье, родители - музыканты, бабушка в недавнем прошлом преподаватель вуза. Я узнала Женю только потому, что его как-то обвинили в хулиганском поступке. Кто-то проколол шины у машины, стоявшей под окнами их квартиры. Но скоро нашелся истинный виновник, и доброе имя подростка было восстановлено.

И вот однажды ко мне прибежала испуганная бабушка Жени Анна Григорьевна. Она рыдала. Я с трудом добилась у нее, что же произошло. Оказалось, что Женя пропал. «Может, мальчик что-то сделал с собой? - с тревогой говорила бабушка. - Когда ему мы в чем-то отказываем, он всегда произносит одно и то же: «Вы еще об этом пожалеете».

Из сбивчивого рассказа Анны Григорьевны я узнала, что мальчик давно требовал у отца купить ему скутер. А тот каждый раз отвечал: «Ни за что, я не хочу, чтобы ты подвергал себя опасности». А Женя ему в ответ: «Ты еще пожалеешь, что отказал мне». Отец никак не воспринимал эту угрозу. В последний раз, когда родители Жени уезжали на очередные гастроли, мальчик снова обратился к отцу с той же просьбой. Отец довольно грубо отказал ему: «Отстань, бестолочь, мы торопимся». Это происходило в доме бабушки, у которой Женя должен был жить, пока родители отсутствовали.

А на другой день утром Женя с той же просьбой подошел к бабушке. Она ему твердо сказала: «Нет». Женя крикнул: «Ты еще пожалеешь» и убежал, не позавтракав.

Бабушка по-иному отнеслась к его угрозе. Она по-настоящему встревожилась. Сходила на чердак, потом осмотрела аптечку, но там все было на месте. Однако тревога не унималась. Она пошла к реке Клязьме, спросила у ребят, не видели ли они Женю. Мальчики ответили, что Женя сегодня сюда не приходил. Тогда Анна Григорьевна и поспешила ко мне, потому что меня хорошо знала и прониклась доверием, когда я помогла спасти ее внука от ложного обвинения.

И вот сидим мы вдвоем, размышляем: куда мог уйти мальчик? «Если только просто ушел из дома - это еще полбеды. А если...» И, разрыдавшись, Анна Григорьевна, не смогла закончить фразу. Мы обе понимали: дело серьезное, надо действовать. Подключили милиционеров с собаками. А сами и еще несколько знакомых Анны Григорьевны пошли вдоль Клязьмы. Расспрашивали всех встречных.

Одному милиционеру повезло. Он встретил старого рыбака, с которым был знаком. После утренней ловли дядя Максим, так звали его в округе, решил искупаться. Вдруг видит: к реке бежит мальчик и бросается в воду, прямо в одежде: джинсах, ветровке и кроссовках.

Когда мальчик скрылся под водой, дядя Максим понял: парнишка решил утопиться. И, не раздумывая, бросился вслед за ним. В молодости он был спасателем, поэтому довольно легко вытащил Женю на берег. Сделал искусственное дыхание. К счастью, мальчик почти не успел наглотаться воды, только очень сильно испугался. Дядя Максим отвел его к себе в дом, который был неподалеку, попросил свою жену позаботиться о мальчике, а сам пошел в милицию.

К счастью, эта история закончилась благополучно. С тех пор прошло четыре года. Женя окончил школу, поступил в вуз. Тот случай заставил родителей подростка изменить свое отношение к сыну. Оно стало более доверительным и более душевным. Именно этого Жене и не хватало раньше.

Елена РУСАКОВА

Московская область