Первой в райком Профсоюза работников образования и науки Советского района обратилась Елена Викторовна Ушакова - музыкальный руководитель прогимназии, председатель первичной профсоюзной организации. Показала председателю райкома Анне Ивановне Астанковой зарплатные квитанции и попросила разъяснить, как могло получиться, что ее декабрьская прошлого года зарплата оказалась на 1200 рублей больше, чем январская этого года. Хотя такого не могло случиться ни при каких обстоятельствах, так как официально с января 2009 года всем сотрудникам дошкольных учреждений заработную плату повысили! Тем не менее практически со всеми работниками прогимназии случилось именно так.

По словам Анны Ивановны, с января нынешнего года действительно должно было произойти повышение зарплаты детсадовским воспитателям, нянечкам и всему обслуживающему персоналу. В основе перерасчета оказался новый минимальный размер заработной платы. Если в прошлом году все расчеты основывались на МРОТ, составлявшем 2300 рублей, то теперь, с 2009 года, и саму эту аббревиатуру отправили в архив (появилось определение минимальной заработной платы), и сумма увеличилась до 4330 рублей. Надо было делать перерасчет, отталкиваясь от нее.

Когда педагоги об этом узнали, очень обрадовались. В Воронежской области работников дошкольных учреждений на новую систему оплаты труда еще не перевели, и их зарплаты впрямую зависят от начальной базовой ставки первого разряда. 4330 на две тысячи больше отмененного МРОТа, естественно, все подумали, что теперь им как минимум на столько же прибавят жалованье. Но, увы, надежды не оправдались. Оказалось, что все рассчитывается по другим правилам: если ваш заработок в декабре составлял 5000 рублей, а минимальной с января признана зарплата в 4330 рублей, то вам остаются ваши декабрьские пять тысяч. И ничего не прибавляется. А если, например, вы получали 2500 рублей, то тогда вам добавят до 4330 рублей (или до вашей разрядной суммы): у первого разряда 4330 рублей, у второго - 4390, у третьего - 4410, и так далее, разница между разрядами очень небольшая. По первым разрядам работают в основном сторожа, нянечки, а у воспитателя зарплата рассчитывается обычно с 11-го и 12-го разряда. У 11-го - 4655 рублей, у 12-го - 4680, 13-й - 5040 рублей. Вот такое повышение. Только в третьей прогимназии и его не случилось, наоборот, люди получили меньше, чем в декабре.

После разговора с Анной Ивановной Елена Ушакова написала заявление: прошу разобраться с начислением заработной платы в январе 2009 года, так как моя зарплата стала на 1200 рублей меньше, чем в декабре 2008-го. С ним председатель райкома профсоюза направилась к главному бухгалтеру, и после пересчета деньги Ушаковой вернули. Мало того, всем работникам прогимназии доплатили в общей сумме 45703 рубля 50 копеек и с февраля стали платить уже как положено.

Но сначала Анна Ивановна вместе с сотрудниками обкома профсоюза должна была понять, почему так произошло, в чем причина недоплаты. Оказалось, досадное недоразумение вкралось в решение городской Думы о введении нового минимального размера заработной платы. Кроме перечисления, какому разряду сколько выплачивать, в документе есть пункт, в котором упоминаются события 2007 года. Тогда мэрия решила доплачивать работникам дошкольных учреждений: воспитателям по 1000 рублей, а непедагогическим работникам по 500 рублей. Инициатором надбавок стал профсоюз, а сами доплаты получили название мэрских, с их помощью власти пытались хоть как-то улучшить материальное положение работников детсадов. Ведь никто не хотел идти работать воспитателем, а особенно нянечкой, у которой зарплата не дотягивала до двух тысяч.

Два года спустя, в январе 2009-го, бухгалтеры в доплатах запутались. Одни стали считать, что тысяча и пятьсот вошли в 4330 рублей. Другие решили, что эти доплаты отменили, потому что в новом постановлении гордумы действительно был пункт, по которому решение о доплатах 2007 года надо считать утратившим силу. В итоге получился разнобой в начислениях зарплат. Разъяснения пришли гораздо позже, уже после того как профсоюз провел совещания с заведующими роно, директорами школ и бухгалтерами.

Но кроме неверных начислений было много других вопросов, особенно когда речь шла о замещении. Заведующим в бухгалтерии объясняли так: отработала воспитательница с утра до обеда, а ее сменщица вдруг не пришла. Что делать? Конечно, оставаться на замещение и отрабатывать вторую смену. Вот только платить за это никто не будет, так как все включено в повышение, и - какие вопросы?

Профсоюзу снова пришлось обращаться к Трудовому кодексу и разъяснять, что статьи, касающиеся замещения и совмещения, должны быть дополнительно оговорены в коллективном договоре, и оплачиваться они тоже должны дополнительно. Это дает возможность педагогам еще хоть немного заработать.

На сегодняшний день, по словам Анны Ивановны, ситуация улучшилась, стала более спокойной. Люди ждут, когда будет введена новая система оплаты труда в дошкольных учреждениях. Это обещано и ожидается, как говорят, с января будущего года.

В целом вопросы по НСОТ в последние годы самые многочисленные и конфликтные. Главной бедой и учителя, и профсоюз считают зависимость заработной платы от числа детей в классе. Педагоги говорят, что за одни и те же слова, за одни и те же действия в разных классах одной параллели они получают разную зарплату, а это неправильно.

Второй момент, над которым профсоюзу приходится работать постоянно, - это распределение 30 процентов стимулирующего фонда. Говорят, лучше было бы, если большую часть из этих процентов присоединить к базовой части. Тогда базовая увеличится, а к стимулирующей будет меньше вопросов. Ведь на самом деле она задумывалась для поощрения, а не для того, чтобы вносить разногласие в педколлектив. При 30-процентной стимулирующей части разница в зарплатах оказывается слишком большая - кто-то вообще ничего не получает из нее, а кто-то получает много. В одной из школ заместителям директоров выплатили по 70 тысяч премии, а учителям - от тысячи до восьми. «Но ведь НСОТ для учителя делалась! - говорит Анна Ивановна. - А на деле этого не получается».

В критериях и в положении, по которому считают баллы, все вроде бы расписано хорошо. Откуда тогда такая разница? Одна из причин - недостаточно вдумчивое прочтение документа. В положении о распределении стимулирующего фонда для примера даны несколько групп работников - администрация, учителя, обслуживающий персонал и так далее. Там же и проценты проставлены: завучам - 10-15, учителям - 45. Когда свое положение в школах составляли, это все переписали, и получилось, что, к примеру, на 47 учителей приходится 45 процентов стимулирующего фонда (меньше одного процента на человека), а администрации - трем завучам - 15 процентов (каждому по пять). Вот это и неправильно, отсюда и большая разница в выплатах. Все эти тонкости работники профсоюза разъясняют и своему профактиву, и школьным директорам.

Спрашиваю у Анны Ивановны, ходит ли она в суды защищать права педагогов. Говорит, ходила, потому что учителя, как большинство наших соотечественников, судиться не любят, стесняются и боятся. Для многих выступление в суде приравнивается к чему-то бесславному и в лучшем случае просто скандальному. Одна учительница, чтобы вернуть свою законно заработанную пенсию, собралась даже адвоката нанимать. Прямо как какой-нибудь преступник! В итоге Анна Ивановна сама пошла с ней на заседание, и пенсию отстояли. Кто еще поможет, если не профсоюз?

Татьяна МАСЛИКОВА

Воронеж