Значит, в срочном порядке начинают дописываться и переписываться журналы. Учителя с изумлением узнают все новые и новые правила:

- последней оценкой в четверти двойка быть не может, как и первой;

- четвертная ставится через клеточку после последнего урока;

- темы вписываются согласно планированию и никак иначе.

Можно бы и перетерпеть... Но появилась очередная инструкция - запись домашнего задания в журнале должна быть представлена «качественно»: что задано, как выполнять, каким способом и т. д.

Это означает, что нельзя написать в графе домашнего задания «§ 21» или «страница 19», надо уточнить: «читать § 21». Возражения «а что еще можно делать с параграфом?» не принимались. Мало ли что можно делать? Можно на него посмотреть. Можно выучить наизусть, перепутав со стихотворением! Можно заштриховать, как детскую раскраску.

И полсотни людей с высшим образованием засели за журналы, включая прошлогодние, чтобы написать сотни (а некоторые тысячи!) раз слово «читать». На это ушли почти все весенние каникулы. И никто почему-то не споткнулся о мысль - а кому они пишут? Себе? Но они знают, что задают. Школьнику? Он не должен брать журнал в руки. Его домашнее задание в дневнике.

Это нужно только ей - Проверке. Потому что без этого она бы не могла существовать. Кому нужна проверка, если нечего проверять?

Абсолютно бесполезные записи в журнале занимают от двух до пяти минут на каждом уроке, значит, час в неделю, целый рабочий день в четверть, почти год за всю карьеру. Десять миллионов учителей России теряют десять миллионов лет на работу, никак не связанную с их предназначением, как и со здравым смыслом!

Но это не главные потери. Нет большего унижения для настоящего интеллигента, чем занятие бессмысленной с его точки зрения деятельностью.

Реформы образования без «реформы» учителя не получится. А преобразование учителя начать надо, на мой взгляд, с его освобождения. Освобождения от лжи. Как это сделать? Нет ничего проще! Не заставляйте педагога вести «двойную бухгалтерию» в журнале. Не принуждайте его вообще писать все то, что не имеет ценности с точки зрения выполнения педагогической задачи.

В течение года я, как и многие другие, около десяти раз расписываюсь в разных бумагах, полный смысл которых мало кто успевает понять. В них мы подтверждаем, что ознакомлены с правилами техники безопасности, инструкциями по обязанностям дежурного учителя, по работе в школьном кабинете и прочее, прочее. Зачем? Разве недостаточно устава школы и перечня профессиональных обязанностей работников, где все есть?

Нет, недостаточно.

Во-первых, администрация таким образом снимает с себя часть ответственности за возможные происшествия с печальным итогом. Например, учитель подписал бумагу о том, что мыть окна ученикам запрещено согласно правилам безопасности. Все! - педагог в ловушке: детям мыть нельзя, родителей не допросишься - либо мой сам, либо нарушай инструкцию на свой страх и риск.

Во-вторых, когда придет проверка, как она будет проверять эффективность работы школы и ее администрации? Вот по этим бумажкам и будет проверять! Другого способа не существует!

В крепостной России крестьянин содержал себя и своего помещика. В современной и просвещенной России часть учительского труда адресована школьникам, а часть преподавательской энергии, силы, таланта уходит в конечном итоге на содержание многоголовой гидры по имени Проверка.

Философ Иван Иллич считал, что обществу нужно освободиться от школ. Я рискну поправить - не освободиться от школ, а освободить школы! А для этого освободить учителей. От страха и лжи.

Евгений ВИРЯЧЕВ,

преподаватель

Вологда