Каждый урок для меня - открытие нового слова или меткого выражения. Я удивляюсь и восхищаюсь этому. Почему же при виде пейзажа Тургенев мог описать его на нескольких страницах, а наши дети одним словом «круто» или «клёво»? Почему же наши дети остаются равнодушными к языку? Когда иду по школьным коридорам, то тут и там слышу жаргон, молодежный сленг. Конечно, они разговаривают на своем языке и понимают друг друга. Но когда просишь выразить свою мысль по-другому, заменить литературными словами, дети молчат и улыбаются. Не страшно, что школьники говорят на своем языке, страшно, что они не могут говорить по-другому. Не свидетельствует ли это об отсталости наших детей, кризисе русского языка и русской культуры? Становится страшно от того, какие мысли может рождать такой уродливый язык.

Но кто же их учит так «плохо» говорить и выражать свои мысли? Какие учителя лучше школьных? Когда знаешь, что телевидение, Интернет, пошлые журнальчики могут чему-то научить, а ты, учитель с высшим образованием, нет, то осознаешь свою слабость и немощность. Ведь еще Николай Васильевич Гоголь говорил: «Как ни глупы слова дурака, а иногда бывают они достаточны, чтобы смутить умного человека».

Должно быть, это война? Война с богатством, образностью, силой русского языка. Языка, способного убедить тысячи людей, способного направить в любую сторону, способного заставить уважать или бояться. Кому нужна эта война?

Об отношении к языку начали говорить уже давно. Не только филологи бьют тревогу, но и государство озадачено решением проблемы. 2007 год был объявлен Годом русского языка, государством оценено значение языка не только для русского народа, но и для всего мирового сообщества. В настоящее время одним из ведущих критериев для оценивания работ по всем школьным предметам является грамотность, владение родным языком. Да и школьники считают русский язык одним из главных предметов в школе, потому что «он дает знания, которые нужны для освоения других наук, он учит общаться и воспитывает».

Интересно получается: все видят и хотят решить проблему, но жаргонные и просторечные слова, американизмы и канцеляризмы проникают в нашу речь, как вирус, распространяются среди людей и не поддаются лечению.

Мне кажется, что лечение нужно начинать не с детей и не с отдельных людей. Дети - продукты нашего общества, МЫ делаем их такими, какие они есть. Значит, нужно менять НАС: людей, общество. Трудно, конечно, одной бороться с огромной массой, и знаем, что один в поле не воин, но если не я, то кто? Кто, если не учитель русского языка, приоткроет для учеников огромную сокровищницу под названием «русский язык». Пусть хоть на некоторых уроках дети узнают, что кроме их сленга существует художественный, красивый, образный, «великий, могучий, правдивый и свободный» русский язык. Пусть говорят и пишут, подражая классикам. Пусть хоть малое зернышко здорового русского языка упадет на почву их творчества. Может, оно прорастет и даст такой урожай, которым мы, русские, будем гордиться и ставить в один ряд с Достоевским и Тютчевым. В этом будет и моя заслуга.

Лариса НИКИТИНА, учитель русского языка средней школы № 5, Углич, Ярославская область