К 1988 году в рядах Всесоюзной пионерской организации числилось более 20 миллионов подростков. Все они назывались верными ленинцами, а их патриотизм измерялся преданностью советской идеологии. Для многих будущих наших партийных вождей их карьера начиналась с руководства пионерским звеном.

До начала ХХ века детских организаций в мире вообще не было. Самая первая появилась в Англии в 1907 году с легкой руки участника Англо-бурской войны в Южной Африке. Юные следопыты - буры помогали взрослым сражаться с англичанами, становились отважными разведчиками. Баден-Пауэлл решил, что хорошо такими же смелыми и сильными растить и английских мальчиков. Так появились отряды скаутов (разведчиков) со своим девизом «Будь готов!».

В России в первом скаутском патруле было всего семь подростков. Его организовал капитан русской армии Олег Пантюхов. Свой сбор у костра эти ребята провели 30 апреля 1909 года. Этот юбилей и отмечается нынче в Год молодежи.

К 1917 году в России насчитывалось 50 тысяч скаутов. Затем им на смену пришла Всесоюзная детская пионерская организация имени Ленина. Кстати сказать, слово «пионер», как и «скаут», к русскому языку никакого отношения не имеет. Может быть, поэтому у скаутов и пионеров-ленинцев многое в жизни совпадало: отряды, дружины, походы, сборы у костра, одинаковым был и их девиз. Просто скаутская система внешкольного воспитания называлась в советские времена буржуазной и поэтому всячески порицалась.

В новой России пионеры стройными рядами ушли в историю, а бесплодие новых реалий, как и во многом другом, этот вакуум так ничем и не заполнило. Хотя вопрос о новой национальной идее задается на дню не раз, но почему-то при этом тщательно обходится стороной ее корневая система - воспитание юного поколения через детские общественные организации.

А зря! В результатах опросов руководителей и педагогов общеобразовательных учреждений, проведенных в Москве и Московской области, а также в 68 городах России, на вопрос о роли общественных движений в формировании нравственного и патриотического воспитания школьников 86 процентов опрошенных ответили, что относятся к такого рода движениям очень позитивно. Если, конечно, они создаются не для галочки или формально на бумаге. 13 процентов педагогов заметили, что учащиеся не проявляют активного интереса к деятельности таких организаций. Скорее всего, это связано с определенным негативным опытом взаимодействия с подобными организациями, неготовностью выполнить социальный заказ школы.

А заказ такой есть, несмотря на то что очень изменились наши реалии, и социальная среда в частности («Мы - пионеры, дети рабочих» на сборе отряда уже не запоют...), и новые реалии наложили свой отпечаток на личность ребенка. Есть положительные изменения: дети стали более активны, свободны, раскрепощены, независимы, уверены в себе (23% респондентов), у них появились прагматичное отношение к жизни, предприимчивость, ориентация на карьеру, они более подкованы и проявляют заинтересованность в информационных технологиях (8%), есть тенденция к возвращению чувства гордости и ответственности за Россию (5%). Но при этом педагоги отметили и негативные стороны в поведении школьников, которые не могут не беспокоить. Особую тревогу вызывают отсутствие чувства ответственности за свои поступки (24%), высокий уровень детской агрессивности (19%), неуважение к чужой личности (собственности) (15%), равнодушие к окружающему миру, людям (21%).

Какие же формы позволяют эффективно усваивать навыки нравственного поведения? Встречи с интересными людьми (24%), игры - особенно ролевые (21%), уроки нравственности и доброты (9%), различные социальные проекты, личное участие школьников в благотворительных акциях (7%).

- Результаты этих наших опросов дают возможность сделать вывод, что у активных общественных детских движений, способных увлечь детей и оказывать на них позитивное влияние, есть большие перспективы, - говорит вице-президент Международной академии меценатства, руководитель лаборатории технологий социального партнерства, кандидат политических наук Ася Векслер. - С учетом такого социального заказа наша лаборатория создала программу общественного движения «Добрые дети мира» в рамках фестиваля добрых дел...

Программа движения «Добрые дети мира» построена на современных технологиях вовлечения школьников в позитивные действия. Она подкреплена системой дополнительных мер по обучению педагогов школ - участников проекта. Программу инициируют Союз благотворительных организаций «Мир добра» и Международная академия меценатства. За программой нет никакого экономического и политического подтекста. И что особенно важно, в программе заложен механизм социального инвестирования. Можно сказать, что каждую школу ждет свой социальный партнер - не далекий, столичный, а свой, живущий рядом. Программа - как золотоносный саженец, который вы готовы посадить в школьном дворе.

В ней, на мой взгляд, есть несколько важных мотивационных составляющих. Прежде всего добровольный выбор ребенка для участия в таком движении. Его идеология, безусловно, строится на воспитании любви к Родине, к высшим человеческим ценностям, ответственности, но никак не на словах, а, как минимум, на примерах старших и сверстников. И, конечно же, самое главное в ней - реальные добрые дела, опять же без всякой политической подоплеки.

«Главные приоритеты нашей школьной педагогики - это ориентир на здоровье - физическое и нравственное, - говорит зам. директора по воспитательной работе школы-интерната №4 Ольга Савельева. - Именно это дает нашим воспитанникам независимость и успешность. Программа «Добрые дети мира» - именно та технология, для решения наших главных педагогических задач». Это мнение разделяют большинство педагогов.

Вы задавались когда-нибудь вопросом: «Добрый ли я человек и вообще что это такое?» Какой чертой можно отделить добро и зло и при этом не переступать ее, оставаясь на первой половинке? Как соотносились эти понятия в вашем детстве?

Это касается не только отношения к близким людям. Мы живем в условиях глобальных вызовов - природы, терроризма, техногенных катастроф, чьей-то злой воли. Преодолеть эти вызовы в одиночку невозможно.

Юрий КОВЕШНИКОВ, член Федерального совета Международного общественного движения «Добрые дети мира»