Сочинения были хорошие и разные. Разных, к прискорбию, больше. В мозг выпускника «не влазиет» многое. Неважно нынче с умением размышлять. Убого-примитивное хождение по кругу характерно для работ, которые писались на основе текстов, посвящённых как раз русскому языку. Сочинения представляли собой вариации на тему «великий - могучий - правдивый - свободный» по принципу изменения порядка перечисленных слов. После прочтения каждой такой работы хотелось, подобно Станиславскому, кричать: «Не верю!» Не верится в признания в невероятной любви к родному языку, когда с трудом продираешься через джунгли многочисленных ошибок. А уж как досталось жаргонизмам и заимствованным словам! Каждый считал своим долгом заклеймить их. При этом смущённо признаваясь, что сам употребляет, но обвиняя почему-то зловредные СМИ. Некоторые авторы зачем-то умоляли срочно вернуть в русский язык все старинные слова...

Сочинение оценивалось по двенадцати критериям, один из которых предполагал, что выпускник изучил основы многих наук. Из сочинений проверяющие узнали немало невероятных сведений. Например, о том, что Миклухо с Маклаем жили на острове, или о том, что рассказ «Муму» написал Ф.М. Достоевский. А как вам ряд героических людей нашей страны, которые, по словам выпускника, не пощадили своей жизни, бросившись под вражеский танк: С. Разин, Ф. Стаханов и К. Перовская?

Грамматические и пунктуационные ошибки делали проверку сочинений похожей на разгадку ребусов. Иногда автор сочинения оговаривался так, что проверяющий задумывался: ошибка это или позиция? Как вам фраза с гневно-обличительным началом и весьма неожиданной концовкой: «Некрасиво, когда молодые люди выражаются ненормативной лексикой, а проходящие мимо взрослые делают им замечания!»? Интересно, что чужие мысли оформлялись обычно по законам литературного языка. Но как только автор переходил к рассуждению «от чистого сердца простыми словами», с ним происходили странные метаморфозы, и прости-прощай, норма и здравый смысл. Как, например, в этом вполне патриотическом заявлении: «Мне не нравится, когда в простом русском слове «алегатор» пишут латинские буквы».

Я, как и многие, не испытываю восторга от идеи ЕГЭ. Опасаюсь, что такая система оценки знаний вызовет у многих школьников стремление изучать материал по тестовой методике. Результат предсказуем: «всё знаю, всё понимаю - сказать не могу». Увы, культуры речи не может быть без умения думать и ясно выражать свои мысли.

Наталья ЩЕРБАКОВА, доктор филологических наук, зав. кафедрой исторического языкознания и лингводидактики ОмГПУ