В это же время поэт пишет стихотворение «Ламарк» с пророческими словами: «Если все живое лишь помарка за короткий выморочный день, на подвижной лестнице Ламарка я займу последнюю ступень». Учение французского естествоиспытателя Жана Батиста Ламарка об эволюции живой природы занимает воображение поэта. Но, как оказалось, даже на последней ступени Ламарка ему не было места.

В «Учительской газете» можно найти имена многих известных писателей. Вот как интересно пишет Горький: «Получаю от матерей жалобы на деток своих: я вот своему отдавала все - лучший кусочек, одевала, обувала, не перегружала работой, чтобы учился. А он в 15 лет связался с плохой компанией. Бедная мамаша, она не видит, что сама целиком повинна в грехах дитяти. Сеяла плевелы - собирай зелье. Водила за ручку - получи белоручку. Манной кашкой кормила - жевать не научила...» Образно, точно сказано. Актуально во все времена, а сказано более 70 лет назад. И рассказ писателя Нагибина об учительнице русского языка и литературы под названием «Неринга» («УГ» №82, 1964 г.) глубок и проникновенен. «Почти все люди, - пишет Нагибин, - живут в неведомой им самим разлуке с тем единственным местом, с теми людьми, среди которых должна протекать их жизнь. Большинство из нас так и оставляет мир, не обретя тот берег, то селенье, те горы или долы, где следовало прожить жизнь...» Поистине слово писателю дано не для того, чтобы тешить свою мысль, а чтобы будить чужую. Так и статья Корнея Чуковского «Ложка дегтя» («УГ» от 5 августа 1967 года) вызвала немало споров у читателей. Детский писатель защищает позицию своего собрата по перу Маршака, который в свое время основал в Ленинграде клуб, где вел литературные занятия с детьми. В уставе клуба был пункт о том, что юным поэтам строжайше запрещено читать где-либо на публике свои стихи. Критиков возмущало, что таким образом поощрялось стремление к камерности, уединенным занятиям. Юных стихотворцев исключали из общественной жизни, роль коллектива сводилась к нулю. И сейчас есть немало последователей именно такого толка, возмущались критики. Чуковский же возражает, что излишняя публичность, шумиха, показуха вредят юным дарованиям, их неокрепшей психике. К тому же нельзя делать из коллектива фетиш. Бывает коллектив хороший, бывает и плохой, от которого чем дальше, тем лучше...

Интересны и статьи «лоцмана юности» (так газета называла Сергея Михалкова) о детской литературе. В «УГ» от 26 января 1974 года писатель рассуждает о вредной и полезной литературе. А надо ли знать подростку, как лучше вскрыть несгораемый шкаф? Полезен ли детектив, воспроизводящий выражения, бытующие в преступной среде? С восторгом Михалков рассказывает о своем коллеге Владиславе Крапивине из Свердловска. Тот собрал вокруг себя ребят, занимается с ними интересным делом. «Побольше бы нам таких убежденных Крапивиных!» - восклицает мэтр детской литературы.

В 1974 году «Учительская газета» отмечает золотой юбилей. Объявлен конкурс «Учителя наших дней». Его победителем стал писатель Юрий Яковлев. Среди лауреатов учительница из Краснодара Виктория Багинская. С радостью сообщаю, что Виктория Ильинична до сих пор наш любимый постоянный автор. Впрочем, в «УГ» печатается вся ее семья: муж и сын. Как нам не гордиться такими династиями авторов!

Поистине газета за 85 лет создала свой золотой фонд авторов. Частыми гостями на страницах были известные писатели, режиссеры, актеры, видные ученые, композиторы, словом, все те, кто думал о будущем страны, был озабочен тем, какими вырастут дети. Так, в статье «Точный адрес» («УГ» от 23 июня 1977 года) Сергей Образцов призывал: «Режиссеры, писатели, художники, будьте осторожны с искусством для детей!» Великий знаток детских душ убеждал, что нужно беречь малышей от страшного, жестокого. К примеру, «Красную Шапочку» Перро им ни в коем случае показывать нельзя. Для них это страшнее, чем для взрослых «Отелло». И по отношению к смешному тоже нужно быть бдительными не менее, чем к страшному. Не всякий смех добр и полезен. Нельзя смеяться над болезнью, старостью. Нельзя смеяться над горбатым человеком. Осторожно, искусство! Этот призыв важен во все времена.