В современной семье родственники разобщены, и потому процесс обеднения словаря родства ускорился. В первую очередь это касается терминов свойства - родства по браку. В активном запасе современного носителя русского языка обнаруживаются слова теща/тесть, свекровь/свекр, зять, невестка/сноха). Слова деверь - «брат мужа» и шурин - «брат жены» последовательно смешиваются; редко употребляются золовка - «сестра мужа» и свояченица - «сестра жены»; свояк - «муж свояченицы» чаще употребляется в значении «какой-то родственник», т. е. вместо свойственник. Практически вышли из употребления сват и сватья - «родители супругов по отношению друг к другу».

Среди причин сокращения терминологии родства особое место занимают экстралингвистические: разрушение традиции совместного проживания нескольких поколений; многобрачие, постоянная смена родственников; малодетность современных семей. Особую роль играет детоцентричность современной семьи, «отсчет» родственников от ребенка. Термины родства относительны, одно лицо может быть названо отцом, сыном, дедом, дядей, братом, внуком, правнуком, тестем, свекром, зятем, шурином, деверем и т. д. - в зависимости от того, по отношению к каким другим лицам определяется. С появлением ребенка остальные члены семьи часто начинают применять термины не относительно себя, но относительно ребенка: члены семьи называют мать матери ребенка бабушкой, хотя таковая она только для внука. Не значимые для ребенка термины выходят из употребления наиболее быстро.

Однако необходимость называть родственников разного типа осталась. На место нерасчлененных терминов становятся описательные обороты, включающие максимально обобщенные и известные термины: двоюродный брат вместо сыновец (или сохранившегося в говорах братан); жена деверя (или даже жена брата мужа) вместо ятровка.

Описательный термин может состоять более чем из двух компонентов: дочь сестры жены - «племянница по жене, племянница», муж сестры матери - «муж тети, дядя». Степень родства определяется специальными прилагательными: двоюродный, троюродный, внучатый, сводный, приемный, единокровный (по общему отцу), единоутробный (по общей матери). Однако в реальной речи эти прилагательные практически не используются. С помощью описательных оборотов можно определить любые родственные отношения: дядя по мужу (брат свекра или свекрови), внук двоюродного брата (внук кузена), сводная сестра мужа (сводная золовка), двоюродный брат жены (двоюродный шурин).

Описательные наименования таят в себе определенную опасность. Если двучленные наименования воспринимаются легко и их значение более прозрачно, чем у нерасчлененных (ср.: сестра жены - свояченица), то при нанизывании трех и более слов может произойти затуманивание смысла: дочь двоюродной сестры мужа моей тети по матери. Такие конструкции требуют длительной расшифровки. Иногда в результате выясняется, что такие отношения в реальности не существуют, допущена ошибка: двоюродный племянник жены шурина моей матери (у женщины не может быть шурина). Перестановка двух компонентов, находящихся в одинаковой форме, тоже влечет за собой ошибки: дочь сестры жены брата - «племянница жены брата, племянница невестки» и дочь сестры брата жены - «племянница шурина». Поэтому в разговорной речи длинные конструкции не употребляются, а длинное нанизывание любых терминов родства имеет значение «какой-то очень дальний родственник; посторонний человек, представляющийся родственником». В конструкции с таким значением могут включаться и не термины родства, что подчеркивает бессмысленность попытки определить степень родства объектов: двоюродная сестра мужа золовки нашего повара кочерги.

Такие конструкции часто используются как логические задачи. Предлагаем отгадать и вам: «У моего отца один ребенок. Сын родителей жены сына моего отца мне кто?». Ответ прост: шурин.

Ольга НИКОЛЕНКО, кандидат филологических наук, доцент кафедры исторического языкознания и лингводидактики Омского государственного педагогического университета