Конфликт районного масштаба

Не дензнаки

Родители не смирились, отчаянно борются за школу, пишут во все инстанции, вплоть до Президента России. В это трудно поверить, но основатель детской художественной школы Лев Николаевич Бурин, заслуженный работник культуры Карелии и России, член Союза художников России, уволен местной администрацией! Его школы, в 2007 году признанной лучшей в Карелии в номинации «Выставочная деятельность», больше нет.

Руководитель инициативной группы в поддержку ДХШ, собравшей 88 подписей, Павел Цыпцын не сомневается, что и больше удалось бы собрать, но те, кто по работе зависим от местной власти, ставить свои подписи опасаются.

Люди отчаянно бьются за художественную школу, пытаются убедить власть имущих в ее необходимости. Ведь даже если выпускник ДХШ не стал художником, обучение в ней не прошло для него бесследно. Вот что вспоминает Анна Анисимова:

- Не будь художественной школы, не побывала бы я в заонежских деревнях, не полюбила бы родную землю, а значит, многого в моей жизни просто не случилось бы. Я бы не пела в фольклорном ансамбле, не участвовала бы в природоохранном движении.

Любовь к своей земле, чувство прекрасного - разве можно это оценить в дензнаках? Детская художественная школа была основана Львом Николаевичем Буриным 34 года назад. Где только не занимались, даже в подвале, пока наконец а 2000 году торжественно, в присутствии главы РК Сергея Катанандова, школа не въехала в новое помещение в центре города - отремонтированное здание бывшего детского сада. «Условия для занятий были великолепные: большие светлые классы, выставочный зал, пять туалетов, множество умывальников, подсобные помещения», - написали родители.

Под одной крышей с рынком

В конце сентября прошлого года Государственная пожарная инспекция на три месяца приостановила учебную деятельность ДХШ по причине отсутствия автоматической пожарной сигнализации. Проблема эта не новая, с 2003 года Бурин, по его словам, безуспешно поднимал перед местной администрацией вопрос об установлении сигнализации и устранении других недочетов.

Но дело уже не только в этом: по постановлению правительства о возвращении зданий, ранее принадлежавших детским садам, художественной школе все равно пришлось бы выехать. Но куда?

В центре Медвежьегорска возвышается мрачное здание постройки 1934 года - бывшая гостиница Беломорканала. Со двора его облупленные стены выглядят просто устрашающе. Сейчас здесь обитают районный музей, различные конторы и торговый центр. По сути, это рынок со всеми вытекающими последствиями: продажей пива, кучкующимися тут же бичами, подрабатывающими подноской ящиков.

Отдел образования и по делам молодежи благоразумно съехал отсюда несколько лет назад. И занял вместе с районным методическим центром крыло первого этажа Дома детского творчества, где были закрыты театральная студия, кружки юного пианиста, выпиливания и выжигания, сокращена часть педагогов. Сейчас родители требуют вернуть помещение детям для временного размещения художественной школы.

Это донельзя возмущает чиновников. Они нашли другое решение: выделить художественной школе четвертый этаж в бывшей гостинице Беломорканала, откуда три года назад съехал отдел образования.

- Художникам там хорошо будет, - уверял меня глава Медвежьегорского муниципального района Николай Тихонов, - весь город как на ладони!

Но я побывала там и не разделяю поэтического восторга. Общий вход с рынком, узкие крутые лестницы, обшарпанные стены, прогнившая кровля - готовая декорация к фильмам по романам Достоевского, вот что предлагается детской художественной школе! К тому же площадь, предлагаемая ДХШ, в два раза меньше прежней, нет положенной по СанПиН для художественных школ горячей воды, вместо центрального отопления опасные электрические обогреватели, деревянные перекрытия. И, наконец, предлагается помещение на четвертом этаже, а по строительным нормам и правилам в небольших городах школа не может находиться выше третьего этажа.

Лев Николаевич Бурин категорически отказался переезжать в неподготовленное и небезопасное для детей помещение. Его покоробил и сам факт пребывания под одной крышей детской художественной школы и рынка. 5 марта за невыполнение приказа он был уволен, следом уволились преподаватели.

В белых перчатках

Руководитель отдела образования и по делам молодежи администрации Медвежьегорского муниципального района Вячеслав Александрович Каштанов во всем винит Льва Бурина. Говорит, что исключительно по вине директора, не заложившего в смету 2008 года расходы по устранению недостатков в здании, ДХШ не получила лицензию на образовательную деятельность.

Вячеслав Александрович уверял меня, что был шанс выделить деньги в июле, но директор якобы без предупреждения уехал в отпуск. По мнению Льва Бурина, при желании вопрос можно было решить с его замом.

Каштанов с обидой рассказывал, как трудно работать с Буриным: того не устроили предлагаемые помещения, он отказался вести занятия на базе общеобразовательных школ, бумаги у него не в порядке. И вообще, детей у Бурина занимается меньше, чем значится.

- Да это невозможно! - возмущаются теперь уже бывшие преподаватели ДХШ. - Обучение платное, потому мертвых душ у нас просто не может быть! Родители приносят квитанции, по ним нетрудно проверить, сколько детей занималось в школе.

А вот вновь назначенным директором ДХШ Каштанов доволен:

- Оформила вовремя все заявки, набрала новые кадры, готовит лицензирование школы.

Суд, куда Бурин подал иск к районной администрации на свое увольнение, заинтересовался профессиональной квалификацией нового руководителя и вновь набранных педагогов. Кстати, новый директор ДХШ по образованию учитель начальных классов...

От создаваемой в Медвежьегорске десятилетиями художественной школы сейчас мало что осталось: ни помещения (еще вопрос, будет ли разрешение на использование для ДХШ помещения на четвертом этаже, хотя администрация и вложила в него порядка 30 тысяч рублей), ни кадров, ни детей - к новым педагогам на занятия, которые проводятся в общеобразовательных школах, ходят единицы.

Я спросила Каштанова:

- Наверное, и ваша вина есть в том, что случилось. Так не бывает, чтобы в конфликте одна из сторон осталась в белых перчатках.

- В этом случае именно так. Бурин не руководитель, даже на совещания не ходит. Другие из моего кабинета не выходят.

Глава администрации Медвежьегорского муниципального района Владимир Карпенко при встрече со мной категорически отрицал, что школа закрыта: «Нет такого решения». В новом помещении, по его словам, будет оборудован отдельный вход. Четвертый этаж тоже не помеха:

- В третьей школе занимаются на четвертом этаже. Почему художественная школа не может? Помещение лицензировано.

Комиссия Министерства образования Карелии также сочла помещение подходящим для занятий ДХШ, написав Льву Бурину 29 декабря 2008 года, что оно соответствует требованиям пожарной и санитарной безопасности.

Но спустя четыре месяца в представительстве территориального управления Роспотребнадзора по Медвежьегорскому району Надежда Голубева мне сказала следующее:

- К нам пока никто официально не обращался за санитарно-эпидемиологическим заключением.

«Хотят уничтожить...»

С Львом Николаевичем Буриным и ушедшими вслед за ним преподавателями ДХШ мы встретились вскоре после судебного заседания.

Множество людей собралось в суде поддержать его: родители, бывшие воспитанники. К моменту подписания номера в печать процесс не завершился, был перенесен, поэтому пока неизвестно, восстановит ли суд Льва Бурина в его должности. Даже если решение будет в его пользу, легкой жизни у него точно не будет. Владимир Карпенко в конце нашего разговора заявил: «Решения своего не переменю!» Лев Бурин опасается: «Думаю, хотят уничтожить дополнительное образование».

Об огромных затратах на дополнительное образование мне с негодованием говорил Владимир Карпенко: «На детские сады тратим 44 миллиона рублей в год, а на дополнительное образование - 40 миллионов!»

Не знаю, много это или, наоборот, мало, но, похоже, опасения Льва Бурина не лишены оснований. В открытую в Медвежьегорске говорят, что после художественной на очереди музыкальная школа. С 1 сентября сократили муниципальный заказ на 200 детей спортивной школе, ничего не осталось от Клуба юных моряков, куда ходили трудные подростки, были недавно проблемы и у теннисной секции...

Мудрое ли это решение - оставлять детей, особенно в кризисное время, один на один с улицей? Все позакрываем, оптимизируем, а потом? Сэкономленные деньги пустим на строительство колоний для несовершеннолетних да лечебниц для наркоманов и будем удивляться, почему деградирует молодежь...

Фото автора и из архива ДХШ

Медвежьегорск, Республика Карелия

  • Сюда собираются перевести детскую художественную школу

  • Лев Бурин (первый слева) и ушедшие с ним педагоги ДХШ