- Георгий Валерьевич, какую проблему коррекционного образования вы бы отметили как основную?

- Результативность работы. То есть нужно понимать, что эти учреждения должны не обособить от общества детей с недугами, а вырастить людей, которые по окончании специальной школы нашли бы работу, создали семью, включились в жизнь города. Школы в Московской области хорошие, к ребенку проявляют внимание, о нем заботятся. А вот вышел он за порог родного образовательного приюта - и оказался никому не нужным. Даже странно как-то: столько денег на него тратили, пока растили, и пустили его дальнейшую жизнь на самотек. Сейчас в стране появилась служба сопровождения выпускников-сирот до 23 лет. Это замечательно. Но многие ученики коррекционки не одиноки. У них есть родители. Часто такие, что позаботиться о своем чаде не в состоянии. Но на бумаге с полноценными родительскими правами. Молодые люди в силу своих бед со здоровьем противостоять всем тем сложностям, с которыми они сталкиваются после получения образования, не в силах. Им бы тоже поддержку обеспечить надо! Примером того, как без больших затрат можно обеспечить функционирование подобной службы сопровождения, может служить опыт Ногинской школы-интерната VIII вида.

- Как вы думаете, может, если детей с ослабленным здоровьем не ограждать от сверстников, то их заметят и поймут, что они члены общества?

- Сегодня то и дело возникают попытки интегрированного и инклюзивного обучения. Но, во-первых, сегодня процесс этот по большей части стихийный. А во-вторых, не всегда правильный. Родители часто хотят обучать своего ребенка, у которого весьма тяжелое заболевание, в обычной школе. Им кажется, что специальная школа - это что-то постыдное. В результате их дочь или сын не получает достаточной помощи дефектологов, специалистов по коррекционному образованию. И ребенок еще больше отстанет в развитии от сверстников, замкнется в себе. При этом из-за проблем с набором учащихся коррекционные школы VIII вида набирают детей с умеренной степенью умственной отсталости, аутистов и т. п. Но среди аутистов можно встретить детей и с сохранным интеллектом. Кто и почему определил им именно такой образовательный маршрут, в школе VIII вида? Я думаю, нужно серьезно определить стратегию развития коррекционного образования. Пока же четкого и продуманного плана о настоящем и будущем детей с ограниченными возможностями в стране нет.

- Что удается сделать вам для более полноценного включения этих детей в социум?

- Мы выделили для себя три направления, на которых сосредоточили усилия: труд, нравственное воспитание и спорт.

У нас есть программа «Школьный стадион». Спорткомплексы построены в Ново-Петровской и Тучковской школах-интернатах, на очереди Малаховская, Глуховская, Хорловская. Планируем вместе с Министерством образования Московской области провести различные соревнования, помочь учреждениям со спортивным оборудованием и экипировкой. Фонд многие годы поддерживает программы областного физкультурно-спортивного клуба инвалидов по слуху, и, к примеру, не без нашей помощи ребята неоднократно побеждали, завоевывали призовые места на престижных российских и международных турнирах по футболу среди глухих.

Совместно с министерством мы проводим конкурс «Лучший по профессии». Это общение и обмен опытом учителей труда. Трудовик в таких учреждениях персона весьма важная, на этого педагога ложится львиная доля ответственности за то, найдет ли выпускник коррекционки место под солнцем.

Смотр художественной самодеятельности показывает, что талант не выбирает, болен ты или здоров, им может быть отмечен любой человек. И на конкурсе зрители понимают, чего можно достичь при правильной работе.

5 лет мы с Министерством образования отправляем детишек в Крым. Эта летняя оздоровительная кампания позволила отдохнуть в южных санаториях свыше 1000 учащимся коррекционных школ всех видов. Эта программа действует для детей из неблагополучных и малообеспеченных семей.