У каждого носителя языка есть представление о том, что хорошо и что плохо в плане речевой нормы, и многие остро реагируют на непривычные выражения. Две девушки смеются над странной, с их точки зрения, формой в речи соседа, предложившего: «Кладите вещи сюда». Они предпочитают просторечную «ложьте». Аргументы: мама так говорит, а у нее высшее образование. Эти дети вызывают у меня умиление: они еще понимают своих родителей и говорят с ними на одном языке. Молодые люди, склонные к жаргонизмам, иногда требуют, чтобы эти слова изучались в школе. Но лингвистам хорошо известно, что прелесть новизны, «крутости» таких слов улетучивается быстро, и, зафиксированные в учебнике, они бы быстро наскучили. Лишь некоторые проникают в общенародный язык, как, например, емкое «беспредел».

Наш язык требует внимания, аккуратности, воспитания хорошего вкуса. Не правилом единым жива русская речь. Ей требуется точность, образность, богатство, выразительность. Откуда все это взять? К счастью, у нас есть великолепные образцы благоуханной речи - это наша великая литература, лучшие образцы которой, несомненно, позволяют воспитать речевой вкус, языковое чутье, умение грамотно и точно излагать свои мысли.

Моя коллега как-то сказала студентке по поводу ошибок в контрольной: «Досадно, что вы так оплошали». Студентка обиделась: «За что вы меня лошарой назвали?!» Имя беды - скудный словарный запас. Обычно первой причиной этого называют отсутствие интереса к чтению. Но обозначилась еще одна - ранняя специализация учащихся. Вроде благое дело - учить ребенка прежде всего тому, что ему интересно. Но у многих детей, а также их родителей появляются убеждения вроде: «мне география ни к чему», «мне биология ни к чему». И абитуриент, не зная, как слышатся и пишутся слова «меридиан», «апогей» или «росомаха», не добирает балла, сдавая экзамен по русскому языку! Впрочем, дело не только в баллах. Небогатый словарный запас не дает возможности точно и выразительно высказаться.

Даже самый удобный современный словарь не сразу может открыть тайны написания или произношения: читать информацию тоже надо уметь, поскольку любой словарь всегда содержит пометы, условные обозначения, требующие понимания. Есть случаи, которые в справочнике не найдешь - они «спрятались» как раз в теории. Например, как правильно: «к стопятидесятилетию» или «к стапятидесятилетию»? «Стопятидесятилетие» - это имя существительное с соединительной гласной «о». При склонении существительных соединительная гласная не меняется, значит, верный вариант - «к стопятидесятилетию». Хочу обратиться к журналистам, работающим на радио и телевидении: «Не умеешь - не склоняй!» Не могу понять стремления употребить в косвенном падеже какое-нибудь пятизначное число, немилосердно его исказив.

Словарь не панацея, вот и обращаемся к всевозможным источникам - от компьютера до соседей и родственников. «Папа сказал, что моя фамилия не склоняется, - говорит абитуриентка по фамилии Слёта. - И вообще скоро примут закон: будем писать так, как говорим, мне папа сказал». Порадуемся за папу! Редко кто из родителей пользуется столь высоким авторитетом у детей. Но к литературной норме это не имеет отношения.

Наталья ЩЕРБАКОВА, доктор филологических наук, профессор, заведующая кафедрой исторического языкознания и лингводидактики Омского государственного педагогического университета