Первая - жесткая обязательность аттестации на соответствие занимаемой должности. При этом подразумевается подвергнуть учителя (без вариантов) квалификационному экзамену. Само собой разумеется, что никакой открытости экзаменационных процедур быть не может и привлечение к этому общественных экспертов неуместно. Кто и как будет воплощать в жизнь этот своего рода ЕГЭ для учителей, в каком формате он будет осуществляться, и в конце концов на соответствие какой должности педагоги будут сдавать экзамен, остается за скобками. Если на должность учителя, то этот экзамен сдан при окончании педагогического вуза. Если вводятся должности, скажем, «старший учитель», «учитель-методист», то для этого надо иметь разработанные должностные компетенции.

Вторая составляющая - опора на привлечение общественных экспертов для присвоения 1-й и высшей квалификационных категорий. При этом в качестве процедуры будут использованы демократические открытые и прозрачные способы общественных экспертиз, используемых в ПНПО.

Усматривается очевидный конфликт сугубо административных и демократических подходов к проведению аттестации. Здесь надо выбирать: либо - либо. Идея поиска государственно-общественного способа проведения аттестации утопична.

Если государство в лице органов управления образованием хочет понимать, кому и за что выплачивается зарплата в системе образования страны, оно имеет на это полное право. Играть в «общественные экспертизы» при этом бессмысленно.

Даже в США, позиционирующих себя как оплот демократии и справедливости, процедура аттестации учителей полностью отдана на откуп школьной администрации.

Кому, как ни школьному руководству, оценивать профессиональные компетенции учительства. Школьная администрация, осуществляя контрольные функции и фиксируя результаты своих наблюдений в виде утвержденных актов по 8 важнейшим составляющим, делает итоговые выводы:

- деятельность учителя соответствует нашим ожиданиям;

- соответствует не полностью;

- не соответствует нашим ожиданиям.

В первом случае с учителем заключается контракт на 5 лет, во втором тоже заключается контракт при обязательном повышении учителем своей квалификации, а в третьем контракта на продолжение деятельности не заключается. И никаких общественных экспертиз.

Мы, как всегда, начинаем плутать в двух березках.

Эдуард НИКИТИН, ректор Академии повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования, профессор, доктор педагогических наук