Комментарий «УГ»

Маргарита ЛЕОНТЬЕВА, главный редактор издательства «Просвещение», один из разработчиков стандарта РАО, приняла участие в нашем «круглом столе» дистанционно:

- Совершенно оправданно, что практически все участники говорили о сходстве и близости стандартов. Если еще какой-то коллектив пойдет на то, чтобы заниматься разработкой стандартов, то мы будем говорить уже о сходстве всех трех предложенных вариантов. Это вызвано несколькими обстоятельствами. Первое. Закон «Об образовании» достаточно жестко задал рамки, в которых должны быть сделаны стандарты. Второе. Коллективы, которые решили создать стандарты, понимают всю сложность проблем сегодняшнего образования. Прежде всего это воспитание школьников в духе толерантности, привитие им понимания собственной идентичности, формирование моральных и нравственных ценностей. Третье. Это желание сделать начальную школу, с одной стороны, достаточно свободной как организацию, но с другой стороны, начальная школа должна, как говорит Шалва Амонашвили, «подготовить профессионального ученика». Поэтому необходимо найти баланс между свободой и жесткостью. Разработчикам стандарта ФЦПРО удалось донести до школы понимание термина «Основная образовательная программа начальной школы». И это же понимание было взято разработчиками стандарта «Эврики». Полагаю, что законодатели, утверждая этот красивый термин, сами не осознавали глубину и новизну этого понятия. Если кто-то третий будет разрабатывать стандарты, то это понимание неизбежно сохранится. Поскольку вряд ли можно найти более внятное понимание основной образовательной программы. А это ключевой термин для стандартов всех ступеней.

Именно в стандарте Кондакова и Кузнецова (а только затем в стандарте «Эврики») появилась воспитательная работа с учащимися не только в первой, но и во второй половине учебного дня. Это результат социологических исследований, которые свидетельствуют о том, что 80 процентов родителей, заботясь о своих детях, считают, что школа должна не только проводить уроки и занятия в первой половине дня, но и организовывать досуг по интересам детей во второй. Всем уже очевидно, что ЗУНовская парадигма в нынешней школе не должна превалировать, и идея Виктора Фирсова в том, что стандарты должны не формулировать требования к знаниям и умениям, а задавать планируемые результаты, то есть дети «должны получить возможность» освоить то содержание, которое предлагает школа. При этом серьезный упор делается на достижение не только предметных, но и личностных и метапредметных результатов образования. Очень важно, что в стандарте ФЦПРО дан механизм достижения этих результатов.

Как уже понятно из обсуждения, есть много сходных моментов в этих стандартах. Но они не близнецы. Об этом упоминали участники «круглого стола». Совершенно понятно, что разделились мнения по поводу 4- или 5-летней начальной школы. Я согласна с теми, кто говорит, что 5-летняя начальная школа как добавление 5-го класса есть некая уловка стандарта «Эврики», поскольку требования к результатам сформулированы для начальной школы. В пояснительной записке говорится, что это класс основной школы, но тогда не могут быть единые требования. А что касается сохранения в начальной школе 5-х и 6-х классов, то это уже дело не стандарта начальной школы, а необходимость доработки Типового положения об общеобразовательной школе, где это должно быть предусмотрено. Наверное, самому горячему обсуждению подверглись идея большой свободы образовательного учреждения, заложенная в стандарте «Эврики», и достаточно жесткое требование стандарта ФЦПРО по вопросу учебного плана. Полагаю, что здесь должна быть найдена золотая середина, как говорил один из выступавших.

Достаточно жесткая регламентация требований к условиям в стандарте «Эврики» и рамочное изложение данных требований в стандарте ФЦПРО - полагаю, что и здесь должна быть найдена золотая середина.

И последнее. Никак не могу согласиться с тем, что стандарт не должен давать государственного или социального заказа. И это не только мое мнение. На одном из совещаний директоров московских школ прозвучала такая фраза: «Неужели наконец-то мы получим государственный заказ». Надо отметить, что государственные заказы в любом государстве для системы образования провозглашаются.

Петр ПОЛОЖЕВЕЦ, главный редактор «Учительской газеты»:

- Тема нашего сегодняшнего «круглого стола» - это проекты Федерального стандарта начального образования. В 11-м номере «УГ» опубликованы два проекта - стандарт «Эврики» и стандарт, разработанный в рамках Федеральной целевой программы развития образования коллективом под руководством академика РАО Александра Кузнецова и члена-корреспондента РАО Александра Кондакова.

Мы сформулировали четыре вопроса и хотели бы, чтобы наши гости на них ответили:

1. На ваш взгляд, какими должны быть стандарты?

2. Соответствуют ли предложенные проекты стандартов ожиданиям системы образования?

3. У какого из этих проектов, на ваш взгляд, есть больше шансов быть принятым экспертным советом Министерства образования и науки РФ?

4. Что изменится в системе образования в результате внедрения каждого из этих стандартов?

Владимир БАЦЫН, руководитель отдела региональной образовательной политики Института проблем образовательной политики «Эврика»:

- Я принадлежу к команде разработчиков стандарта «Эврики». Но в данном случае я попытался занять позицию независимого эксперта, поставить себя на место учителя или, лучше сказать, человека, который способен отнестись к обоим текстам с социокультурной позиции. В результате сделал для себя несколько наблюдений.

Вот общие выводы по поводу стандарта, разработанного в рамках ФЦПРО. Первое: принципы предзаданности всей учебной, внеучебной воспитательной деятельности в интересах сохранения, тотального контроля, консервации школы в режиме функционирования. Я даже образ такой придумал себе. Византийский иконописный канон, с одной стороны, и свободная живопись эпохи Возрождения - с другой. Те же самые сюжеты. Но в каноне строго предписано, с какой стороны находится младенец, как расположена рука, есть улыбка или нет улыбки... Сравните с Боттичелли, который рисковал, в виде Мадонны изображая свою любовницу.

Второе: торжество принципа этатизма. Все ценности, смыслы образования задаются исключительно интересами государства, не общества и не личности. Вплоть до того, что патриотизм упомянут в качестве фиксируемой ценности.

И, наконец, идея фундаментального ядра. Еще один жесточайший кнут, который сохраняется над школой. Но не знания главная ценность школы XXI века, а способность человека жить в этом мире. И знания лишь постольку, поскольку они работают на эту способность. И отсюда общий итоговый вывод. Сделана, на мой взгляд, формальная уступка современным веяниям, но базовые ценности советской школы остались нерушимыми.

На месте Минобрнауки я бы внимательнее присмотрелся с этих точек зрения к обоим стандартам. Я не уверен, что невозможен синтез. Но в идейном смысле это несинтезируемые вещи. Что получит школа, приняв стандарт РАО? По сути, не изменится ничего. Изменения - создание собственной образовательной программы - окажутся внешними, выхолощенными. В стандарте «Эврики» те же самые изменения в части разработки собственной образовательной программы работать станут. За эвриканским стандартом есть принцип связи между качеством образования, качеством оплаты труда учителей через общественное признание качества образования. Если мы говорим действительно о социальном заказе школе, то социальный заказ - это не государственный заказ. У государства может быть свой заказ, своя часть заказа, но она не покрывает полностью интересы обучающейся личности, интересы социума, в который входит эта личность. Личности жить, рискну сказать, не в государстве, личность живет в условиях открытого общества, открытого мира.

Виталий РУБЦОВ, ректор Московского городского психолого-педагогического университета:

- Стандарт предъявляет общие требования к портрету выпускника, гражданина, который выйдет после того, как окончит образовательное учреждение, и закладывает определенные требования к тому, как это может происходить. С этой точки зрения я считаю, что стандарт, который предопределяет школу как свободную школу, не закладывает эти требования.

Противопоставлять способность жить в мире и знание или незнание - неправильно. Я считаю, что школа - это в первую очередь качество знаний. Стандарт определяет условия, при которых получается то или иное качество знаний. Здесь я остаюсь на стороне той работы, которую сделала РАО.

Перехожу ко второму наблюдению. Впервые в стандартах делается попытка встать на позицию ученика, имеющего возрастные особенности усвоения знаний или обобщенных способов, с помощью которых получаются эти знания, и построить образовательную среду, в которой он может двигаться. И в том и в другом стандарте. Но невозможно это отдать на откуп образовательным учреждениям, если не будет названа общая рамка, содержательное ядро, которое должно быть подвержено усвоению. В этом смысле я бы отдал приоритет стандарту, который предлагает Академия образования.

Я считаю принципиально важным обстоятельство, которое есть в стандарте РАО: здесь указывается, что совершенно особый учитель должен учить этих детей. Он должен уметь организовать работу в группе, взаимодействие детей между собой, должен уметь проектировать индивидуальные траектории под ребенка. Что задумывается? Приоритетом оказываются не знания, а способность ребенка получать знания.

Я бы, конечно, отдал предпочтение стандарту, разрабатываемому РАО, но я бы сказал: нужны серьезные дополнения в этот стандарт.

Что изменится, если появятся новые стандарты? Это зависит от того, как будем их вводить. Любой стандарт хорош, если он включает пакет документов по организации деятельности, сопровождающей внедрение этого материала.

Наталья ЗАИЧЕНКО, заместитель председателя Комитета по образованию Санкт-Петербурга:

- Я смотрела на эти стандарты как потенциальный пользователь того, что в текстах существует. Один стандарт я назвала для себя «Тяжелая свобода», а другой - «Жесткий регламент». Один стандарт «Эврики», другой я обозначила для себя как стандарт ФЦПРО. «Эвриканцы» предлагают начальную школу на 5 лет. С точки зрения родителя, с точки зрения управленца, я бы сказала так: это чрезвычайная история, если мы перейдем на пятилетку, которая заканчивается в 12-летнем возрасте. Надо будет ломать, вероятно, всю систему.

Что касается фундаментального ядра (стандарт ФЦПРО), мне кажется, это правильный посыл. Это верно, когда я, как будущий пользователь и будущий разработчик образовательной программы, понимаю фундаментальное ядро знаний, которое дается на той или иной ступени.

Дальше я обращаюсь к базисному плану, который представлен в двух стандартах. В одном варианте - том, который представлен ФЦПРО, - я вижу просто запредельную жесткость. В стандарте «Эврики» дана свобода школе, и это правильно.

В одном стандарте результаты - это предметные результаты, ключевые компетентности и социальный опыт. В другом - личностные метапредметные и предметные. Там, где личностные метапредметные и предметные, - это стандарт ФЦПРО. Не прописаны компетентности, о которых мы так долго говорим. Стандарт «Эврики» подробно и ясно рассказывает о том, что мы получаем в начальной школе. Внятно, очень хорошо описаны перечень предметных знаний и умений, их связь с ключевыми компонентами, понятны роли участников при разработке основных образовательных стандартов.

И, наконец, условия. Здесь авторы поменялись ролями. Условия просто и свободно прописаны в стандарте ФЦПРО. Здесь затронуты все эти темы, но не указано, как нужно по ним действовать, и это правильно. А вот в эвриканском стандарте прописано все, вплоть до того, какими нужно пользоваться моделями оплаты труда, какими нормативами подушевого финансирования, как мы аттестовываем работников образования, хотя все эти модели, нормативы, условия аттестации могут поменяться, а стандарт должен жить все-таки более длительной жизнью.

Но и в том и в другом стандарте остались вопросы. Если читать тот и другой текст, получается, что у нас с вами в госзаказе есть внеурочная и урочная деятельность. А дополнительное образование - это где в школе? Это не госзаказ, это не оплачивается бюджетом? Нам нужно об этом договориться.

И еще. Если у нас учитель сегодня по стандартам начальной школы и внеурочной, и урочной деятельностью занимается, значит, нужно по-другому нормировать труд учителя. Тогда в его оплачиваемые часы за оклад, по новым моделям оплаты труда, должна входить внеурочная деятельность.

Алексей ВОРОНЦОВ, директор Открытого института «Развивающее образование»:

- В мире существует два подхода к стандартизации. Есть стандарты-минимумы, есть стандарты развития. Стандарт «Эврики» - это стандарт, нацеленный на развитие. Надо иметь в виду, что мы принимаем стандарт согласно Закону «Об образовании» на 10 лет. Сейчас начался кризис, какими мы из этого кризиса выйдем, какое образование будет в посткризисное время, мы не знаем. Мы закладываем в стандарт все то, что было, как-то его консервируем или мы все-таки делаем стандарт на развитие?

Что касается фундаментального ядра, я сравнил его со стандартом 2004 года. Разницы между минимальным содержанием образования и фундаментальным ядром нет.

8 страниц про условия обучения в стандарте ФЦПРО, все коротко, все общее. В стандарте «Эврики» 16 страниц отводится на условия. По норме, что должно быть. Есть возможность у региона, есть возможность у школы - они выполняют эту норму. Если вы посмотрите на учебный план «Эврики», вы увидите, что внеучебная и внеурочная деятельность включены в оплату. Другой разговор - придется увеличивать бюджет. Но тогда должен идти министр региональный к губернатору и говорить: «Думайте, где бы нам добыть деньги».

И последнее, по поводу новой системы оценки качества. Но я сейчас хотел бы сказать не про детей, а про учителей. Вы знаете, что я в последнее время слышу от многих, даже высоких начальников, когда мы начинаем о каких-то инновациях и стандарте говорить? Учитель не готов, учитель не может, школа не может. Пока стандарт не принят, ни ИПК не будут перестраиваться, ни педуниверситеты. И школы будут ждать до последнего: дайте стандарт! Часть школ прорвется. А если не прорвется, стандарт так устроен, что в принципе можно работать как сейчас.

Ирина АБАНКИНА, директор Института развития образования ГУ - ВШЭ:

- Я тоже поддерживаю прописывание условий, но хочу на одном примере показать цену вопроса. Пример простой - квалификация педагогов начальной школы. Если мы говорим, что нам не нужны люди с высшим образованием в начальной школе, это значит, что среднее профессиональное образование формирует все нужные компетенции у учителя, соответствует современному профессиональному стандарту? Мы что, умеем делать заделы на основную школу в начальной школе? Профессиональный стандарт педагога должен быть другим. И это стоит не три копейки, это системный вопрос.

Какие требования к школе? Давайте стандартный пакет сделаем.

Мы говорим: здоровье - важнейшее. Я читаю, я не понимаю - это все только для здоровых детей? Да у нас 80 процентов детей не с первой группой здоровья. На какого ребенка это рассчитано, на какую семью?

Ни в одном из стандартов нет, к сожалению, механизма изменения самого стандарта. Любой современный документ - это документ со встроенным механизмом «наладки». Возможности внесения изменений, переосмысления и так далее.

Мы что все-таки финансируем - программу или учреждение? И в том и в другом стандарте, к сожалению, старый подход - учрежденческий. Если мы финансируем программу, если мы обсуждаем принципы финансирования этой программы, тогда условия реализации этой программы становятся ее составной частью. Не качество мы стандартизируем, а технологию его достижения. Я считаю, что в эвриканском стандарте есть технологичность. Она там присутствует, ее надо сделать более внятной, соотнести с экономическими ресурсами и возможностями.

Что изменится в системе образования? Мы сейчас имеем конкурентоспособное поколение ребят. Это те, кто по PIRLS на первом месте, те, кто по TIMSS в первой десятке. А вкладываемся все время в учреждения. Вот сейчас, на этапе кризиса, надо вложиться в это конкурентоспособное поколение. Оно есть, но мы же угробим его в основной школе! Это инвестирование обуславливается именно стандартизацией технологий.

Есть позитивы и в том и в другом стандарте. Но не скажу, что со всем можно согласиться. Надо думать о том, чтобы в сам стандарт вошли возможности взаимодействия образовательных учреждений. Кто будет все-таки отвечать - образовательное учреждение или семья вместе с учреждением, чтобы ребенок развивал ту или иную способность? В России очень сложная система расселения. Существующую сеть образовательных учреждений надо модернизировать, но меньше всего на этапе начальной школы.

Елена АМОСОВА, завуч гимназии №11, город Королев, Московская область:

- У меня созрела такая мысль - а нельзя ли разработчикам сесть за «круглый стол» и все хорошее, что есть в обоих стандартах, попытаться соединить в третий? Потому что много хорошего есть и там, и там. Мы ждем изменений.

Мне бы хотелось сделать замечание обоим разработчикам. У нас школы разные, и, может быть, надо отдельным пунктом прописать стандарты для школ повышенного статуса и обычных.

Эвриканцы работают исключительно под школы развивающего типа, в основном под систему Эльконина - Давыдова. Стандарт «Эврики» ориентирован на высокоразвитого ученика, а не среднего, на которого привыкли опираться в базовых школах. А их большинство.

Светлана МИХАЙЛОВА, завуч по начальной школе средней школы №1167, Москва:

- Я присоединяюсь к коллеге и считаю, что было бы хорошо объединить, лучшее взять из этих двух стандартов, но хочу сказать, что мне импонирует все-таки больше стандарт Александра Михайловича Кондакова, потому что, как практик, я считаю, что определенные строгие требования к школе должны быть. Излишняя свобода не нужна. Но это не значит, что ее не нужно совсем.

Я читала тот и другой стандарт. Я не могу сказать, что там было что-то новое. Тридцать с лишним лет я работаю. Это нам знакомо, это нам известно.

Ольга ШИЯН, эксперт Института проблем образовательной политики «Эврика», доцент кафедры социальной психологии развития МГППУ:

- Свобода может быть в двух отношениях - куда двигаться и как двигаться. И если сравнить стандарты, свобода эвриканским стандартом предлагается в способе движения, достижения, в том, как комбинировать учебный план. Это колоссальная свобода. Недаром психологи говорят о бегстве от свободы. Но в плане ориентиров этот стандарт очень жесток. Все ориентиры прописаны на языке ожидаемых действий, кое-где даже измеряемых. Более того, тут выстроена такая иерархия, довольно жесткая: предметные умения, грамотность и компетенция. Все это ставит учителя в ситуацию исследователя, потому что он понимает зачем, и он должен думать как. Мне кажется, идея состоит в том, что надо с чего-то начать, и стандарт как новый критерий качества образования - это хорошая точка отсчета. Я этот стандарт воспринимаю как учебник, как образовательный документ. Если прибегнуть к метафоре Толкиена, стандарт задает всеобщий язык. Определены понятия, непротиворечиво выстроены, этим инструментом можно пользоваться.

Ларина ЛЫКОВА, завуч по начальной школе средней школы №793, Москва:

- Стандарты нужны. Обязательно. Без этого нельзя. Как я, завуч, буду контролировать работу? Свобода свободой, но должны быть какие-то нормативы, от чего мы должны отталкиваться, к чему должны прийти. Мы должны выбрать самое главное, самое важное, тогда школа пойдет в ногу. Среднее звено во всех школах западает, а вот начальное звено - это основное. Начальная школа дает фундамент для средней. Или произойдет накопление знаний, или ребенок их растеряет. Давайте решим вопрос серьезно, это просьба учителей, это крик души.

Лев ЛЮБИМОВ, заместитель научного руководителя ГУ-ВШЭ:

- Свобода и демократия - замечательные вещи. Я согласен с Виталием Владимировичем Рубцовым, что начинать надо со знания. Беда в том, что в школьном стандарте и стандарте высшего профессионального образования появилось бесконечное количество компетенций, а знаниевая программа выплеснулась. Задача состоит в том, чтобы не загружать память, а научить выпускника самозагружать память и самоперезагружаться в своей памяти, конструировать то знание, которое он найдет.

Дайте свободу - на этом все и кончится! Хотите пример? Только мы придумали профильное образование, как тут же неэлитные, массовые школы начали под свою Татьяну Петровну и Марью Ивановну придумывать элективы. Этатизм - это пока наша судьба. Насчет либерализма - я, извините, против.

Я категорически против общественной оценки. Тем более что у нас даже в одном проценте школ нет общественных управляющих советов, а если и есть, то это стопроцентная «липа». Следующее. И «Эврика», и коллектив Александра Михайловича Кондакова среди пользователей почему-то не назвали учителя. Я бы с него начал.

Язык для меня неприемлем ни в том, ни в другом случае, для меня лично приемлем язык психологов, который одинаков в Англии, в Америке, в России и даже в Гваделупе. Оба коллектива говорят на педагогическом русском новоязе. А есть наука, которая называется learning studies, и на ней говорит весь мир. Learning studies - это наука, в которой участвуют философия образования, социология образования, психология образования, информационные технологии в образовании и так далее. Меня этот новояз раздражает. Это что за «ценностно-целевые установки»?

Какими должны быть стандарты? Стандарты должны быть российскими. Они должны учитывать нашу культуру, состояние нашей школы.

Главное условие реализации стандарта - большие инвестиции в человеческий капитал школы. Этого нигде нет.

Обе команды находятся в объятиях советской идеологии. Я не понимаю, почему в стандарте «Эврики» нет общественных наук. В нашей стране вы никакого правильного стандарта не получите, если мы не изменим отношения к общественным наукам.

Овена ЖИЛИНА, ведущий специалист ЦК Общероссийского профсоюза образования:

- У педагогического сообщества есть запрос на стандартизацию, потому что иначе педагоги не совсем понимают, что они делают. Мне понравилась реплика коллеги про всеобщий язык. Если стандарты начальной школы далее помогают нам разрабатывать стандарты подростковой и старшей школы, то как быть с началом? Мы считаем, что дети пришли к нам белым листом, и мы ничего от них не ждем или мы все-таки учитываем, что с ними работали до школы?

Елена ЗАЧЕСОВА, научный сотрудник Центра профессионального образования Федерального института развития образования:

- Может быть, самая большая наша беда в том, что не определены общие ценности и цели, к которым мы пытаемся устремиться. И поэтому вся эта толпа, которая хочет светлого будущего, устремляется с криком «Вперед!» в разные стороны. И поэтому мы видим какие-то хаотические метания, обвинения друг друга. Мне кажется, что в такой среде трудно работать, она не является конструктивной. И поэтому сейчас, когда нас отягощает груз взаимных слов, высказанных друг другу, эмоций, которые к этим словам привязались, может быть, попробовать немножко дистанцироваться, посмотреть отстраненно, оценить, чего мы достигли, чего уже есть хорошего? Занять экспертную позицию. И с точки зрения эксперта посмотреть, к чему можно приставить плюс, а к чему минус, а где знак вопроса. И над этими вопросами продолжать работать. На мой взгляд, самая главная наша задача - постараться понять друг друга и друг другу помочь.

«Круглый стол» записала Оксана РОДИОНОВА