По индексу образования Россия на 26-м месте

Открыв дискуссию, председатель Григорий Балыхин признал необходимость разработки профессиональных стандартов педагога, совершенствования воспитательной работы. Григорий Артемович также заявил, что одним из ключевых положений окончательного варианта рекомендаций станет повышение социального статуса педагогических работников.

Как ни странно, с основным докладом от Комитета по образованию выступил ярый критик партии власти Олег Смолин. То ли он оказался самым компетентным и подготовленным, то ли в комитете уже достигнут компромисс и депутаты все вместе стройными рядами пойдут защищать высшую педагогическую школу, оставив в стороне свои политические позиции. Впрочем, не исключено, что это какой-то чисто политический демарш, который позже даст возможность, как обычно, сославшись на то, что общественность свое мнение высказала и это мнение учтено, принять любой закон, предложенный Правительством РФ. Смолин посетовал, что когда-то отечественная система образования входила в тройку стран-лидеров, нынче же согласно последнему докладу ООН о развитии человека по индексу образования Россия занимает 26-е место. Олег Николаевич против сокращения набора в педвузы, он считает необходимым подготовить специальную государственную программу «Педагогические кадры», сохранить систему специальных педагогических учебных заведений. Значительное внимание Смолин уделил идее введения для поступающих в педагогический вуз требований о наличии (наряду с аттестатом и сертификатом ЕГЭ) документов, подтверждающих опыт практической работы и неслучайность выбора абитуриентом профессии учителя. Он считает необходимым проводить специальные практики на первых курсах, чтобы определить профпригодность студента к учительской работе, а профнепригодных переводить в другой вуз или на другой факультет, диплом которого не дает права работать с детьми. Олег Смолин предложил поднять статус студента педвуза, увеличив его стипендию до размера прожиточного минимума, то есть вчетверо, а также сделать особым статус педагогического работника, приравняв его по оплате труда и соцгарантиям к государственным служащим. Ведь стоило в Санкт-Петербурге, отметил Смолин, поднять учителям зарплату чуть выше средней по городу, как в образовательных учреждениях остались только три вакансии. На что один содокладчик, ректор РГПУ имени А.И.Герцена Геннадий Бордовский, заметил, что учителя нужно готовить в особой, вузовской, обстановке, а другой - заместитель директора Департамента государственной политики в сфере образования Министерства образования и науки РФ Нелли Розина резко обозначила позицию федерального ведомства так: «Никогда и нигде на государственном уровне не ставился вопрос о ликвидации педагогических вузов и педагогического образования как такового. Педагогическое образование получает свое развитие в рамках тех документов, которые готовит государство, - Концепции развития образования, Приоритетных направлений развития образования. Если речь идет о слиянии тех или иных вузов, эти вопросы решаются совместно с органами власти субъектов Федерации. Поддерживая Розину, вице-президент Российской академии образования Виктор Болотов сказал: «Сохранение и развитие качественного педагогического образования не тождественно сохранению и развитию педвузов. Есть масса непрофильных вузов, в которых успешно реализуется программа педагогического образования, призывы запретить им реализовать программы педобразования некорректны. Не нужно торопиться с решением о слиянии вузов, необходимо просчитать возможные последствия и риски».

Под лозунгом укрупнения

Чтобы сразу стала понятна цена вопроса, отмечу: в стране всего 70 педагогических вузов, и уж никак нельзя сказать, что их слишком много. Правда, множество бывших педагогических вузов ныне сменили вывески на классические университеты, некоторые даже продолжают вести подготовку педагогов, но понятно, что при низких учительских зарплатах в регионах немногие выпускники университетов приходят в школы. Под модным лозунгом укрупнения нынче наблюдается процесс втягивания педагогических вузов в иные: Ростовский госпедуниверситет вошел в состав Южного федерального университета, Марийский пединститут - в Марийский госуниверситет, Биробиджанский пединститут - в Дальневосточную государственную социально-гуманитарную академию, Камчатский - в Камчатский госуниверситет, Рязанский педуниверситет имени С.А.Есенина - в Рязанский госуниверситет, тоже носящий имя великого русского поэта, Хабаровский - в Дальневосточный гуманитарный университет, Смоленский педуниверситет стал Смоленским классическим, Московский открытый педуниверситет имени М.А.Шолохова - Московским гуманитарным университетом имени М.А.Шолохова, Владимирский педуниверситет - Владимирским гуманитарным университетом. Вообще все эти переливания из педагогического в гуманитарное наводят на мысль о том, что коллективы убегают от закрытия и перепрофилирования загодя, до принятия судьбоносных решений на федеральном уровне.

В самые тяжелые времена педвузы выживали как могли, открывая те специальности, которые могли дать им коммерческих студентов и деньги для сохранения педагогических коллективов. Теперь это главный упрек им - дескать, понаоткрывали тут разных непрофильных специальностей, дескать, развели тут некие филиалы. У тех, кто особенно лютует против филиалов, видимо, память совсем короткая: выпускники из регионов не могли по чисто материальным причинам уезжать из дома на учебу, у семей не было денег даже на приобретение билета, общежитий не стало физически, на крошечную стипендию не проживешь. Но педагоги были нужны, как, впрочем, и специалисты для других сфер. И вузы сделали шаг вперед к своим студентам, профессура потянулась в регионы и стала учить молодых ребят, давая им не только знания, но и в какой-то мере значительную социальную защиту. Да, были и остаются филиалы, которые, попросту говоря, халтурят. Но можно ли, скажем, обвинять Московский городской педагогический университет за высококлассную подготовку педагогов в его Самарском филиале? Как говорится, филиал филиалу рознь.

Кто лоббирует непрофильные вузы?

Как ни странно, в трудные рыночные времена с помощью подготовки педагогов пытались выжить и так называемые непрофильные вузы: технические, гуманитарные, вузы искусства, физической культуры, медицинские и даже классические университеты. Под подготовку педагогов они получали бюджетные средства, о качестве речь не шла, только о количестве - нужно было закрывать вакансии в школах. Отказываться от прибыльного дела ныне эти вузы не хотят, поэтому возникает, прямо скажем, миф о том, что они дают более качественную и даже фундаментальную подготовку, ну а затем достаточно провести в течение двух-трех месяцев занятия методикой - и вот он, готовый педагог. Но вот только (парадокс!) пока никто не проанализировал ни качество подготовки, ни явку выпускников непрофильных вузов в образовательную сферу. Зато педагогические вузы костерят на чем свет стоит за то, что, дескать, их выпускники в образование не приходят, хотя настоящего анализа пока никто в полном объеме не проводил. Подсчет идет исключительно по явке выпускников в школы, а ведь они приходят еще в интернаты, детские дома, кадетские учреждения, детские комнаты милиции, психологические центры... В школах же, во-первых, нет свободных мест - там полно пенсионеров, которые, уйдя с работы, тут же вымрут.

Парадоксально, но, постоянно твердя о старении педагогических кадров, власть имущие просто демонстративно не замечают предложения «Учительской газеты» и Всероссийского педагогического собрания о сохранении досрочной пенсии по педагогическому стажу для тех педагогов, которые, уходя на заслуженный отдых, оформляют обычную пенсию по стажу. А ведь если распространить это хотя бы на тех педагогов, которые сегодня находятся в возрастной вилке от 70 до 80 лет, не так много денег и потребовалось бы от нашего государства. Затем это правило можно было бы распространить на тех, кому от 65 до 70, а там, глядишь, уже и пенсионная реформа дала бы нам обещанные 25 тысяч рублей в месяц, но к этому времени процесс омоложения педагогических кадров в школах был бы уже необратим и педагогические вузы показали бы всем, что они на самом деле выпускают педагогов высокого качества и в требуемом количестве. Пока же одному из выпускников Ставропольского пединститута предложили работу, обещав дать 30 часов нагрузки, и все это за 2900 рублей в месяц. Пойдет ли он туда? Думаю, нет, но разве это повод говорить, что Ставропольский пединститут, подготовивший выпускника, на которого есть немалый спрос, нужно закрывать, сливать, реформировать или, как нынче модно говорить, модернизировать? (Председатель Собрания депутатов Озерского городского округа Челябинской области Валерий Парменов отметил, что более половины учителей в Озерске старше 55 лет и только 15 процентов - моложе тридцати: «Необходимо поднять престиж учителя. Когда зарплата учителя напрямую зависит от результатов ЕГЭ, он вынужден не учить, а натаскивать школьников».)

Может, проще спросить не с педвузов, а с других действующих (вернее, не действующих) лиц во власти, которые позволяют себе платить такие деньги учителю, работающему на будущее государства? Ведь ситуация с низкой явкой выпускников педвузов - не вина, а беда этих высших учебных заведений. Что они должны говорить своим выпускникам, как агитировать в пользу профессии? А если сейчас коммунальные льготы сельским учителям будут давать малыми деньгами, на которые килограмма угля или вязанки дров не купишь, то никакими призывами к совести молодых педагогов в сельскую школу не заманишь. Между тем в красивом докладе «Школа-2020. Какой мы ее видим?», подготовленном некой рабочей группой, снова речь идет в основном о мигрантах в сферу образования: «Нужно создать условия для активизации подготовки квалифицированных школьных учителей в рамках системы педагогических факультетов классических университетов, наращивать прием в них за счет других специальностей, улучшать их оснащение, вливать в них региональные педагогические вузы... Еще один источник талантливых, ярких педагогов для школы - профессионалы других областей: преподаватели вузов, научные работники, инженеры, агрономы, юристы, журналисты, менеджеры. Для их привлечения в школу необходимо обеспечить соответствующие условия». Так и хочется сказать: создайте их для нынешних выпускников педвузов, и они в школы потянутся косяками, причем придут не только самые яркие и талантливые, но и те, кто выбрал профессию по призванию. Не случайно в рекомендациях рабочей группы под конец все сказано о повышении престижа и статуса профессии учителя, зарплате, системе обязательств и льгот.

Все время думаю, почему же никто из ректоров известных педвузов криком не кричит: «Сохраните систему, уникальную отечественную систему педобразования! Сломать просто, но как потом создавать-то ее будем, где кадры возьмем?!» Почему в зале Госдумы РФ не сидели все семьдесят ректоров педвузов и почему они, пусть не устно (регламента на всех всегда не хватает!), но хотя бы письменно свое мнение не заявили? Почему были сплошь проректоры? Какая позиция у Общественного совета при министре образования и науки РФ? Каким видят судьбу нынешнего педагогического образования выпускники педагогических вузов? Пока вопросов больше, чем ответов.