Всю жизнь мне интересно мысленно себя спрашивать, а что думает по этому поводу Лев, как мы его за глаза звали, - призналась выпускница 1967 года Любовь Парамонова. - Знаете, даже случайно встретившись с ним в начале перестройки, мы с одноклассниками в первую очередь кинулись расспрашивать учителя, а что он думает о положении в стране и как, по его мнению, будут развиваться события.

- И сейчас в трудных случаях, когда я решаю, как нужно поступить, я думаю, как бы мы оценили эту ситуацию со Львом Соломоновичем на уроках литературы, - подтвердил другой выпускник этого года, Евгений Лихенко, ныне возглавляющий Московское городское бюро путешествий.

Среди учеников Айзермана немало состоявшихся, завоевавших известность людей. Взять хотя бы кинорежиссера Валерия Тодоровского, который не смог приехать на юбилей в силу работы за границей. Но понятие жизненного успеха (притом что Айзерман не разделяет ханжески пренебрежительного отношения к материальным благам и карьере) для его учеников еще и духовная категория.

- Спасибо вам, Лев Соломонович, что сделали нас людьми, научили нас чувствовать других людей, - немного волнуясь, сказали выпускники уже 2007 года, студенты Российского государственного медицинского института имени Пирогова.

Вообще его нынешние ученики в большинстве своем не гуманитарии, а будущие медики, у которых, казалось бы, другие интересы в жизни. Но и они подпадают под чары великой русской литературы в подаче Айзермана. В сознании его коллег давно укоренилась стойкая легенда - он способен приохотить к чтению любого ребенка. Как? Айзерман - великий мастер интриги и редчайшего в наше время сократовского дара задавать неожиданные вопросы, пробуждая мозг человека от спячки. Причем не только детский - этот эффект распространяется как на педагогов, так и родителей. Так, последние были шокированы темой одного из сочинений, данной Львом Соломоновичем, - «Почему меня раздражают счастливые семейные чаепития?». Не прочитать или не перечитать после этого хрестоматийнейший, казалось бы, «Крыжовник» Чехова немыслимо.

Некоторые его ученики даже не спят ночами, думая над каверзными вопросами учителя. Как, например, нынешняя студентка ВГИКа Маша Жигунова, месяц терзавшаяся над тем, почему булгаковский Маcтер заслужил не свет, а покой. «Коварный» Айзерман на это лишь улыбнулся и предложил следующий урок посвятить поиску ответов на этот вопрос.

Но еще важнее для его учеников то, что Лев Соломонович всегда готов помочь найти ответ на жизненные вопросы. В сочинениях и беседах ребята, по их признанию, делились с учителем самым личным. И он это драгоценное детское доверие никогда не обманывал, отказываясь опубликовать отрывки из сочинений, где ему было поведано немало сокровенного. Понятно, что коллеги-педагоги тоже старались не только перенять секреты мастерства, но и получить у мастера мудрый житейский совет. Так что Айзерман уже давно учитель учителей.

- Лев Соломонович всегда помогает и советами, и поступками, - говорит завуч 303-й школы, учитель русского языка и литературы Наталья Александровна Синдяшкина. - Будучи молоденькой учительницей, я училась на его уроках, записывала их, как школьница. В полном смысле слова Лев Соломонович сформировал меня как учителя, и я считаю себя его ученицей.

Если ты учишь, как Айзерман, что давать еще радостнее, чем брать, всей своей жизнью, то получаешь «по вере своей». Энергия добра, исходящая от учителя, видимо, возвращается к своему источнику уже обогащенной энергией юности. Иначе чем объяснить то, что юбиляру больше шестидесяти - без какого-либо подхалимажа - не дашь. Почти столько же - 57 без малого лет - наш герой работает в школе! По нехитрому арифметическому подсчету получается, что вся его жизнь отдана литературе, педагогике, детям.

Удивительнее всего, что Лев Соломонович мог так и не стать учителем, поскольку мечтал учиться на философском факультете МГУ. Но там его, золотого медалиста, который должен был пройти без экзаменов, явно завалили.

- В результате я оказался на том месте, которое Богом или судьбой было мне предназначено, - признался наш герой.

Его неумение плыть в общем течении, этакие колючесть (даром что ли он коллекционирует игрушечных ежей!) и нестандартность мышления проявились даже в заключительной речи юбиляра.

- Все чаще и чаще я встречаю учеников, которые не хотят брать того, что я готов им отдать, - сказал Лев Соломонович притихшему залу. - Сейчас у меня ощущение, что я не заканчиваю в профессии, а только начинаю, потому что передо мной стоят такие задачи, которые я пока не знаю, как решать. Но это чувство несделанности, озадаченности одновременно становится стимулом, чтобы дальше жить и работать.

Многие ли готовы к такому бесконечному самосовершенствованию?

Михаил КУЗМИНСКИЙ (фото)

  • Лев Айзерман