Можно задаться вопросом: а как все это связано с преподаванием моего предмета - экономики? Оказывается, связано очень даже напрямую. И не только с преподаванием экономики, но и с преподаванием других «неосновных» предметов. Ведь часов математики и русского языка в школе много, да и в ближайшее время меньше не станет (пока, по крайней мере, не отменят ЕГЭ), а вот предметы, имеющие по нынешнему стандарту малое количество часов, явно находятся в состоянии ожидания. Ожидания новых стандартов, по которым количество вариативных часов резко возрастет и смогут появиться специализированные экономические, юридические школы, которых не будут обязывать, например, иметь 2 часа биологии и 2 часа химии. В ожидании, когда в школы смогут прийти узкие специалисты (например, правоведы, причем можно и без педагогического образования) и не будут страдать от малого количества часов. Ведь именно об этом и говорил Президент РФ в своем послании. Но заверения и дискуссии на высшем уровне в России почти никак не связаны с тем, что происходит в реальном образовании.

А что же происходит в реальности? Приведу один пример: на прошедшей в нашем городе олимпиаде по экономике победу одержала ученица, у которой в школе просто-напросто нет экономики. Но есть занятия на хороших подготовительных курсах хорошего экономического вуза, которые обеспечивают победу над школьным обучением. Этого стоило рано или поздно ожидать, ведь современные программы, рассчитанные на 1-2 часа в неделю, практически не могут подготовить выпускника для поступления в экономический вуз. Конечно, мне было не совсем приятно наблюдать ситуацию, когда мои ученики впервые за 4 года уступают первенство в городской олимпиаде, но, с другой стороны, это очень показательное и даже знаковое событие. Такими темпами через несколько лет олимпиадное школьное движение сойдет на нет, так как побеждать в олимпиадах будут уже не школы, а репетиторы и подготовительные курсы. Это уже происходит и сегодня, например, в предметных олимпиадах по иностранным языкам.

Я себя тоже могу в некоторой степени назвать репетитором, поэтому можно только испытать гордость за систему репетиторства и вузовских подготовительных курсов, они явно показывают более высокие качественные характеристики, чем образовательная подготовка в рамках школы, но становится слишком грустно за систему среднего образования. Она сегодня не выполняет многих своих основных функций, прежде всего она не может подготовить ученика к поступлению в вуз. Введение ЕГЭ проблему не решает, а только ее несколько маскирует и оттеняет.

Есть сторонники подхода, что школа и не должна готовить к институту, школа должна создавать гармоничную, психологически здоровую и развитую личность. Спорный подход, но ведь и с этой функцией современные школы не справляются. Количество знаний, получаемых в школе, все больше отстает от требований, предъявляемых жизнью. Соответственно, учителя-предметники не видят отдачи от своей работы. Таким образом, явное большинство общеобразовательных учреждений страны рискуют в скором времени превратиться в своеобразные «инкубаторы», в которых родители будут «хранить» своих детей с 8 до 15 часов, при этом никакой реальной подготовки к учебе в вузе или работе школы осуществлять не будут.

Евгений СМЫШЛЯЕВ, кандидат экономических наук, учитель экономики лицея города Лобни, Московская область