Досье «УГ»

Главная беда экзаменационных заданий по русскому языку и литературе в том, что они жестко ориентируют на однозначные ответы. Если мама дала сыну мишку для занятий боксом, то тут может быть только одно объяснение.

Мне много раз пришлось писать о том, что темы, предлагаемые на экзаменах под соусом так называемых свободных, на самом деле абсолютно несвободны, жестко догматичны: дается изречение, и нужно доказать, что оно истинно, верно, правильно.

Комментарий «УГ»

Лев Соломонович АЙЗЕРМАН, учитель русского языка и литературы 303-й московской школы, уже более 20 лет сотрудничает с «Учительской газетой», а в школе работает 57 лет. Редакционная коллегия неоднократно вручала ему «Золотое перо» - почетную премию «УГ». А его публикации неизменно собирают множество откликов наших читателей. Среди них можно назвать циклы статей 2008 года «С чего начинается Родина», «Что, как и кто?». И нам очень приятно, что сотрудничество продолжается.

3 марта Льву Соломоновичу исполняется 80 лет. «Учительская газета» от всей души поздравляет своего автора с замечательным юбилеем! Мы верим, что наши искренние пожелания обязательно сбудутся: крепкого вам здоровья, благополучия и новых творческих удач, дорогой Лев Соломонович!

Коллектив «УГ»

Окончание. Начало в №№5, 6

Думаю, что только у меня сохранилась изданная Мосгороно в 1958 году книга «Экзамены на аттестат зрелости и награждение медалями». Там даны замечания по каждой школе о качестве проверки медальных сочинений и тексты самих этих сочинений с комментариями о том, какими они должны быть по каждой теме. Вот, к примеру, тема «Идея гуманизма в пьесе А.М.Горького «На дне». «Мы вправе требовать от выпускника освещения необходимого минимума вопросов... чтобы ни один из них не выпал из поля зрения выпускника, ибо это неизбежно повлечет ущербность раскрытия темы». И приводится этот самый минимум из девяти пунктов. Вот лишь два: шестой и восьмой. «Утешительная ложь губительна даже для тех людей, которые не способны к созидательному действию (босяки). Следовательно, ложь в принципе антигуманистична». «Задача подлинного гуманизма - воспитание Человека с большой буквы, борца против общественного строя, порождающего «дно», творца новой жизни».

Среди этих тем была и такая: «Незабываемые образы в романе А.А.Фадеева «Молодая гвардия». Чего хотели составители тем, ясно абсолютно: «В сочинениях о незабываемых образах «Молодой гвардии» мы вправе ожидать глубокой убежденности, что эти образы достойны памяти о них, что они помогают формировать наши взгляды на жизнь... Было бы очень хорошо, если бы каждый экзаменующийся сумел показать связь с народом того героя или тех героев, образы которых его пленили». А у меня один из учеников, к счастью не медалист, написал, что о героях войны он читал и другие книги, а вот что такое фашист, понял лучше всего и полнее всего из романа Фадеева. И посвятил свое сочинение незабываемым образам врагов в романе Фадеева. Я поставил «пять». Но сколько нервов мне потрепали и крови попортили. А ведь ученик был абсолютно прав. Ведь незабываемые образы - это и мертвые души Гоголя, и Иудушка Головлев Щедрина, и Присыпкин и Победоносиков Маяковского, и Шариков Булгакова.

С тех пор прошло ровно пятьдесят лет. Другие слова, другие выражения, другие идеи. Но суть-то вся в том же. Схематизм, пустословие, одномерность, догматизм, полное отсутствие своего личного отношения к прочитанному. В общем, как говорится, «хоть ты и в новой коже, да сердце у тебя все то же».

Мне много раз пришлось писать о том, что темы, предлагаемые на экзаменах под соусом так называемых свободных, на самом деле абсолютно несвободны, жестко догматичны: дается изречение, и нужно доказать, что оно истинно, верно, правильно. И вот в 2007 году перечень тем экзаменационных сочинений сопроводили таким примечанием: «Темы сочинений, сформулированные в форме высказываний одного из представителей отечественной культуры, нацеливают на свободное рассуждение, которое может включать как аргументы, подтверждающие справедливость суждения, так и контраргументы, доказывающие право на существование иной точки зрения». Это примечание было повторено и в этом году. Про стиль не говорю. (Как они казенно все время говорят. Надо же, «представители отечественной культуры».) Но ясно, что само это примечание - всего лишь фиговый листок, чтобы прикрыть срамоту представителей нашей педагогической мысли. Так оно и оказалось.

В середине мая 2008 года в школу пришел пакет с темами сочинений для больных детей, которые пишут до того, как все остальные. Пишут «в щадящем режиме». У нас такой один ученик. Он выбрал пятую тему: «Счастье... обширно и многогранно; лишенный возможности быть счастливым в одном найдет свое счастье в другом» (Л.Н.Андреев). (По одному или нескольким произведениям русской литературы ХХ века.) Не буду говорить о том, что у наших составителей есть милая привычка приписывать писателям мысли их литературных героев. Так что вообще неизвестно, кем, когда и в связи с чем это было сказано. Не буду останавливаться и на том, что фиговый листок был отброшен: на листке с темами, естественно, никакого примечания не было, как не будет его и 1 июня, когда вскроют пакет с темами для всех других выпускников. Следовательно, это истина, не подвергающаяся сомнению, и нужно сие доказать.

Главное в другом: эту тему просто нельзя предлагать школьникам, о чем однажды мне уже приходилось писать. Она безнравственна и бесчеловечна. Попробуйте применить ее к Григорию Мелехову, возвращающемуся в родной дом. Попробуйте наложить ее на судьбу Ивана Денисовича. Попробуйте сквозь эту тему посмотреть на матерей тех, кто погиб на войне. Или в том же Беслане. Вспомните Некрасова:

Средь лицемерных

наших дел

И всякой пошлости и прозы

Одни я в мире подсмотрел

Святые, искренние слезы -

То слезы бедных матерей!

Им не забыть своих детей,

Погибших на кровавой ниве,

Как не поднять плакучей иве

Своих поникнувших ветвей...

Зато как мажорно, оптимистично и вообще идейно звучит эта тема.

А вот и пять тем, которые были вложены для экзамена по литературе в пакет, полученный нашей школой.

1. «Разговор Чичикова с Коробочкой о продаже «мертвых душ». (Анализ эпизода из третьей главы первого тома поэмы Н.В.Гоголя «Мертвые души».)

2. «В Салтыкове есть этот серьезный и злобный юмор, этот реализм, трезвый и ясный среди самой необузданной игры воображения» (И.С.Тургенев).

3. «Философская глубина лирики Ф.И.Тютчева».

4. «Новаторство поэзии В.В.Маяковского».

5. «Не сильные лучшие, а честные. Честь и собственное достоинство сильнее всего» (Ф.М.Достоевский).

Обратите внимание на то, что на этом листе, вверху которого гриф Управления контроля и оценки качества образования Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки, после пятой темы нет скобок, которые всегда идут после таких тем: по произведениям русской литературы ХIХ века или ХХ века. Выходит, что вообще можно писать данное сочинение и не по литературе, и без нее. Но удивляться не приходится: у них с качеством и надзором за собственной работой дела обстоят крайне неблагополучно.

Но суть в другом. Если не говорить о лицейских и гимназических гуманитарных классах, то обычный ученик может написать сочинение только по первой теме. По остальным - только списать. Вряд ли это нужно доказывать.

Меня могут спросить, почему я пишу о сочинениях, когда, по крайней мере в этом году, экзаменационного сочинения по литературе не будет. Но я пишу не столько о сочинениях, сколько о методологии, принципах, о подходе к преподаванию. К тому же отмена экзаменационного сочинения по литературе не означает того, что сочинение уходит с уроков литературы.

Итак, с одной стороны, курс на интеллект, творчество, опережающее развитие, курс на воспитание самостоятельности и критически настроенных граждан. С другой - насаждение бездумности, стреноживание мысли, воспитание однозначного догматического мышления, формирование гладкописи, лишенной живого слова и собственного чувства.

Мне пришлось слышать разные объяснения этого противоречия. Но, на мой взгляд, первопричина его в той беде, которая все сильнее ощущается во многих сторонах нашей жизни: непрофессионализме. Мы постоянно встречаемся с ним и в народном образовании: в учебниках, методических пособиях, руководящих циркулярах, проверке работы школ и учителя, в экзаменационных материалах. И во всем том, о чем мы говорили, видно незнание современной школы, нынешних учеников, абсолютное непонимание новых условий нашей жизни и новых задач образования вообще, преподавания литературы в частности. И о какой «нанотехнологии» может идти речь, когда почти все сделано грубо, топорно, примитивно. Тонкости, детали не видят. А, повторим еще раз, дьявол, как известно, в деталях.

Самое же главное в том, что вопросы учебные, проблемы знания совершенно выключены из широкого воспитательного контекста. А без твердого ценностного фундамента (нас же пытались убедить, что к проверке знаний ценности вообще никакого отношения не имеют, вот и получили то, что получили) нашей новой школы не построить.