Окончание. Начало в №3 от 20 января 2009 г.

Накануне общего собрания член-корреспондент РАО и одновременно генеральный директор издательства «Просвещение» Александр Кондаков передал президенту РАО Николаю Никандрову письмо, в котором выражал недоверие электронной системе голосования, которую уже однажды использовали для выборов академиков и членов-корреспондентов, и попросил разрешить присутствие на выборах наблюдателя то ли от ФСБ, то ли от ФСО, то ли еще от какой-то структуры, которая обеспечивает объективность выборов депутатов и мэров на федеральном, региональном и муниципальном уровнях. Никандров, преодолевая возмущение организаторов выборов в академии, Кондакову в просьбе не отказал, участники общего собрания проголосовали «за».

Но, забегая вперед, скажу: у наблюдателя ничего не получилось. Смысл наблюдения заключался вовсе не в том, чтобы стоять у компьютера и смотреть, как академики нажимают кнопки, а в предварительном тестировании программы для того, чтобы убедиться, что она не настроена изначально на те или иные имена. Наблюдатель пришел в РАО с тестирующей программой, но как раз вот этого ему сделать и не разрешили. С тем он и удалился, высказав недоуменно: «Почему, если все справедливо, вы боитесь тестирования?» Наивный, он не понял, что слишком многое стояло на кону, поэтому позволить какому-то представителю правоохранительных органов нарушить заранее составленные планы руководство РАО не собиралось. Тем более что одним из главных организаторов был человек, который вместе с соавтором научных работ и книг тоже баллотировался в академики. Я не знаю, насколько настроенной на искомый результат была система электронного голосования, но настораживает одно: в академики и члены-корреспонденты в результате выборов оказались избранными исключительно те, кого изначально и настойчиво поддерживало руководство РАО. Хотя протесты против этих кандидатур были.

На прошлом общем собрании академии не был избран в президиум РАО бывший ученый секретарь академик Дармодехин, что руководителей очень озадачило и огорчило. Поэтому было решено сделать пострадавшего академиком-секретарем отделения образования и культуры. Но академики - члены отделения образования и культуры резко не согласились поступить так, как им предписывали, и проголосовали за бывшего заместителя министра культуры РФ Виктора Демина. Что же касается выборов в академики, то произошло следующее. По направлению «Образование и средства массовой информации» на одно место претендовали ректор Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов Александр Запесоцкий и заведующий лабораторией проблем развития образования Института управления образованием РАО, главный редактор газеты «Сельская школа со всех сторон» Анатолий Цирульников. Как и что пишет Анатолий Маркович, всей стране известно на протяжении вот уже многих лет, тем более что его работа отмечена премией Союза журналистов России. Запесоцкий, как можно судить по его научным публикациям, занимается современными прикладными проблемами деятельности СМИ. В поддержку Запесоцкого позже на Общем собрании РАО выступила президент Санкт-Петербургского университета Людмила Вербицкая, которая раньше весьма критически относилась к коллеге-ректору. Все объяснялось, на мой взгляд, довольно просто: Людмила Алексеевна в последний год активно ратует за создание в стране высшего этического совета, который бы экспертировал продукты СМИ, а Запесоцкий накануне собрания выступил на страницах одной из крупных газет с той же идеей. В результате Запесоцкого в академики выбрали.

Должна сказать, что отделение философии образования и теоретической педагогики РАО скандалы и споры отличали всегда. Не позавидуешь нынешнему академику-секретарю Михаилу Левицкому: в отделение входят фигуры значительные, но занимающие прямо противоположные позиции. С одной стороны, президент РАО Николай Никандров, академики Нина Бордовская, Георгий Филонов, с другой стороны, академики Володар Краевский, Владимир Борисенков, Эдуард Днепров. Те, кто руководит РАО или поддерживает руководство во всем, пытаются провести на выборах свои кандидатуры, те, кто находится в оппозиции, всячески тому сопротивляются. Одни давят словом и делом, другие противостоят давлению, но в основном словом, поскольку иных средств в их распоряжении уже нет. В этом году стать академиками по двум направлениям стремились 12 человек. В первой номинации - «Управление развитием образовательных систем» документы подали семеро, и среди них - Александр Кондаков, Евгений Ямбург, Валерий Лазарев. Членам отделения нужно было выбирать между генеральным директором издательства «Просвещение» Кондаковым, который разрабатывает важнейшую тему для российского образования - стандарты школьного образования, причем это важно и для самой академии, которая таким образом получает возможность внести свой существенный вклад в практику образования, директором московского центра образования №109 Ямбургом, который стал основателем модели адаптивной школы и известен не только в России, но и в мире как специалист по управлению развитием образовательных систем, и директором Института инновационной деятельности в образовании РАО Лазаревым, за которого столь радело руководство академии. В номинации «Инновационные технологии образования» кандидатов было пятеро. Среди них - Михаил Богуславский, Николай Розов, Борис Мартиросян. И тут нужно было сделать выбор. Между, пожалуй, единственным значимым историком в образовании Богуславским, деканом педагогического факультета МГУ имени Ломоносова Николаем Розовым, заместителем президента РАО, занимающимся хозяйственным обеспечением ее деятельности, Мартиросяном.

Рассмотрению кандидатур и голосованию предшествовало выступление председателя комиссии, оценивавшей дела кандидатов, Нины Бордовской. Нина Валентиновна рассказала о том, как проголосовали члены комиссии, исходя из критериев соответствия научных исследований той номинации, в которую вошли кандидаты, фундаментального характера выполненных исследований и результатов, отраженных в аннотациях и публикациях каждого кандидата. Третий критерий - вклад в научно-инновационную деятельность, с позиции члена-корреспондента РАО - в развитие отделения, а также всей отрасли отечественного образования в целом. Кто же, по мнению комиссии, оказался самым мощным ученым, достойным избрания в академики? Ни Ямбург и ни Кондаков, хотя оба кандидата как раз и внесли огромный вклад в развитие российского образования. У Ямбурга - 1 голос, у Кондакова - всего 3 голоса. Большинство голосов в первой номинации от комиссии получил Валерий Лазарев - 5.

Во второй номинации комиссия больше всего голосов отдала, конечно, Мартиросяну - 5 голосов, Розову - 3 голоса, ни одного голоса Богуславскому. Таким образом, соавторы и любимцы президента РАО получили от комиссии оценку по максимуму. Просто отличники!

Итоги голосования комиссии вызвали множество вопросов и возражений, члены отделения спрашивали, например, и о том, зачем голосовали члены комиссии, не собирались ли они повлиять на результаты голосования отделения и общего собрания, и о том, почему одни и те же люди входят и в комиссию по рассмотрению кандидатур, и в счетную комиссию отделения, и о многом другом. Но наиболее принципиальным был разговор о том, кто и за что достоин быть избранным в академики, можно и нужно ли избирать в академики тех, кто много, скажем, сделал для РАО исключительно по хозяйственно-административной части. (По этому принципу можно избрать в академики электриков, которые обеспечивают свет в зданиях РАО, сантехников и лифтеров, ведь они тоже вносят свой существенный вклад в обеспечение жизнедеятельности академии!) Других научных успехов у кого-то из кандидатов члены отделения просто не видели. Хотя взявший слово президент РАО Николай Никандров, например, признался, что читал все замечательные книги своего заместителя Мартиросяна и может за него ответить на все вопросы. По результатам голосования в первой номинации Кондаков и Ямбург получили одинаковое число голосов, но тут же было сказано, что место всего одно, а потому нужно рекомендовать общему собранию тоже только одну кандидатуру. После повторного голосования предпочтение академиков было отдано Александру Кондакову, хотя многие сожалели, что нет второго места для Ямбурга. По результатам голосования во второй номинации значительное число голосов получил Николай Розов.

Казалось бы, все ясно, ученые - члены академии четко выразили свою позицию с точки зрения научного вклада в отечественное образование каждого кандидата. На общем собрании никто, по сути дела, их позицию не опроверг, однако когда дело дошло до голосования, то результаты были ровно такими, какими их хотело видеть руководство РАО. Новыми академиками по отделению философии образования и теоретической педагогики были избраны Валерий Лазарев и Борис Мартиросян. Позже они же получили Премию Правительства РФ в области образования, и их сторонники, конечно, будут представлять это в качестве доказательства, что избрание обоих не было ошибкой. Можно с этим согласиться, если не знать, какую роль в представлении кандидатов на получение премии играют руководители Российской академии образования.

Выборы прошли, списки избранных утверждены, вот только вопросы остались. Что же это за академия, которая по определению должна радеть за интересы образования, если за ее стенами остаются такие выдающиеся люди, как Ямбург и Розов? Причем остаются уже не в первый раз, в 2004 году, если мне не изменяет память, было то же самое.

На общем собрании РАО не было ни слова сказано в адрес Министерства образования и науки РФ, когда в президиуме сидел заместитель министра Исаак Калина и можно было многое высказать напрямую идеологу нынешних изменений в образовании. А все прошло так, как будто нет у нас реформ, модернизации, ЕГЭ, с которыми не согласны многие в педагогическом сообществе и в обществе в целом. Наверное, не случайно штабом реформ и дискуссионной трибуной, где высказываются мнения педагогов и ученых, стала нынче не академия, а Высшая школа экономики, которой сначала предоставляют возможность предлагать изменения, а потом ее же костерят на чем свет стоит, что-де не обсуждала с академией новшества.

В очередной раз после общего собрания РАО остался горький осадок, словно ты стала свидетелем чего-то неприличного. В своем коротком выступлении на собрании президент Никандров призвал общество быть нравственным. Но, может быть, никак это с нашим обществом не получается потому, что быть нравственными предлагают всем, а с безнравственными поступками отдельных лиц спокойно соглашаются?