Возникновение детских садов связано с именем немецкого педагога Фридриха Фребеля (1782-1852). В 1837 году он организовал первое учебное и воспитательное заведение для детей дошкольного возраста, которое назвал детским садом (Kindergarten: Kinder – дети, Garten – сад). «Это последнее название имеет двоякое значение: во-первых, Ф[ребель] придерживался мнения, что сад, в котором дети могли бы играть и знакомиться с жизнью растений, составляет необходимую принадлежность такой школы; во-вторых, оно символически указывает на сходство детей с растениями, требующими умелого и тщательного ухода» (Энциклопедический словарь Брокгауза – Ефрона, 1902 г., т.36а, 690). Такие воспитательные учреждения для приходящих детей так и назывались детские сады Фребеля (П. Тимошенко «Очерки науки о воспитании», 1866, I, 34).

В России с 1866 года издается педагогический журнал «Детский сад». Но для названия учебно-воспитательного учреждения для дошкольников использовалось и прямое заимствование из немецкого языка. Так, в письме Н.А. Герцен Н.А. Огаревой от 28 сентября 1873 года читаем: «Володя и Алеша ходят в киндергартен» (Архив Огаревых, с.94); Н.А.Огарева пишет дочери Лизе 28 марта 1875 года: «Послали ли вы книгу о киндергартене М-ме Gцtz?» (там же, с.167).

Преподавательницами в таком детском саду стали Kindergдrtnerinnen, буквально - детские садовницы. Но как назвать их по-русски? С этой трудностью столкнулся известный русский агрохимик и публицист А.Н. Энгельгардт. Он пишет о семье многодетного скотника: «Мне ужасно нравится этот «детский сад», где все дети постоянно заняты, веселы, никогда не скучают, не капризничают, хотя в «саду» нет никакой «Gдrtnerin», которая выбивалась бы из сил, чтобы занять детей бесполезными работами…» (А.Н. Энгельгардт. Из деревни. Письмо первое. 1872 г. - 1987, 51-52).

Буквальный перевод детская садовница (или просто садовница, если из контекста было ясно, что речь идет о детском саде) мы регулярно находим в педагогической литературе конца XIX - начала ХХ века. В 1880 году в Санкт-Петербурге выходит книга

К.Р. Шильдбаха «Детская гимнастика. Руководство для родителей, учителей и детских садовниц». Профессия, о которой идет речь, с самого начала была женской, хотя в Энциклопедическом словаре Брокгауза – Ефрона упоминаются «заведения для обучения и подготовки детских садовников и садовниц» (т.36а, 691). Терминологическое словосочетание детская садовница существовало в русском языке более полувека. Мы находим его в 20-х годах ХХ века: «…работник, ведающий благоустройством рабочих: доктор, сестра милосердия, детская садовница, руководитель спортом, библиотекарь» (А.У. Зеленко «Современная Америка», 1923 г., 67); «Понадобились специалистки-дошкольницы, начали открываться колледжи для подготовки д/садовниц (так! –Н.А.), педагогические отделения при школах II ступени для подготовки садовниц <…> свыше 1000 детских садовниц» (Н.Н. Ильин. «Педагогическое образование за границей и у нас», 1927 г., с. 20). В «Толковом словаре русского языка» под редакцией Д.Н. Ушакова (1940 г., т.4, с.22) у слова садовница есть и такое толкование:

«3. Воспитательница, преподавательница в детском саду (педаг[огическое] арго)». Последняя помета имплицитно содержит указание на то, что в общелитературном и разговорном языке такие преподавательницы назывались как-то иначе.

Да, для них существовало и другое название. Вс.В. Крестовский в романе «Торжество Ваала» (1891-1895 гг.) пишет: «Я <…> брал уроки в «детском саду» у фребеличек». В широко известных мемуарах

И.Г. Эренбурга читаем: «…со мною работали поэтесса Ада Чумаченко и молодые фребелички» (И.Г. Эренбург. Люди, годы, жизнь. 1962, 1, 336). Это слово попало и в словари: «Фребеличка (дореволюц.). Воспитательница детей дошкольного возраста по методу немецкого педагога Фребеля. / Слушательница курсов, подготовляющих таких воспитательниц» (Толковый словарь русского языка под ред. Д.Н.Ушакова. Т.4, 1940 г., с. 1116). Сейчас это слово совершенно вышло из употребления и мало кому известно.

Место детской садовницы и фребелички заняло слово воспитательница. Это слово существует в русском языке с давних пор. В словарях оно отмечается с 1771 года. Это коррелят женского рода к существительному воспитатель, имеющий достаточно широкое значение. В Словаре русского языка XVIII века (т.4, с.85) на слово воспитательница даны примеры, из которых ясно, что речь идет о гувернантке: «И вся беда произошла от того, что воспитательница Евгении была француженка!» («Московский Меркурий», 1803 г.). В «Воспоминаниях» В.А. Соллогуба (1860-1880 гг.) княгиня Ливен названа воспитательницей великих княжон (1998, 49); она, разумеется, была не гувернанткой, а начальницей над всеми педагогами, обучавшими царских дочерей. В романе

Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы» (1879-1880 гг.) воспитательницей названа генеральша, к которой попала в качестве воспитанницы сиротка Софья, будущая мать Алеши и Ивана Карамазовых. Все перечисленные значения понятны современному читателю и не требуют пояснений. От них был вполне естественным переход к значению «дошкольный педагог». Старые значения не утратились языком окончательно. Поэтому официальное название педагога, работающего с дошкольниками, – воспитательница детского сада.

Если детский сад - буквальный перевод немецкого Kindergarten, то слово ясли - семантическая калька французского слова crиche. 1. ясли, кормушка в хлеву; 2. детские ясли. В основу такого названия детского учреждения для самых маленьких положено евангельское свидетельство о рождении Иисуса Христа в укрытии для скота: новорожденного младенца положили на солому в ясли, то есть кормушку для животных - коров, овец, лошадей. В современном русском языке первоначальное значение слова ясли (кормушка для скота) почти полностью утрачено, основным с середины XIX века становится привычное нам значение «воспитательное учреждение для самых маленьких детей». Еще в «Гигиене» Ж. Беккереля 1852 года (с. 25) читаем: «В России существует только один Младенческий приют, основанный в 1847 году, именно Младенческий приют княгини Барятинской; но этот Приют (или «Ясли», как обыкновенно называют подобные приюты в буквальном переводе с французского Crкches)… может служить образцом…».

Наталия АРАПОВА, кандидат филологических наук, старший научный сотрудник филологического факультета МГУ

ВНИМАНИЕ!

Пожалуйста, не забудьте, что имя существительное множественного числа ясли при склонении во всех косвенных падежах сохраняет ударение на первый слог: У меня ребенок в яўслях; С текущего года садаўм-яўслям увеличили финансирование. Особенно часто ошибки при склонении этого слова появляются в родительном падеже: У нас в районе не хватает яўслей и яўслей-садоўв.