Итак, жила-была Амели. Больше всего на свете она любила Японию. Она в ней родилась, а потом произошла катастрофа - родители увезли ее в Европу. Выросши, девушка возвращается в страну, где все благородны и бесстрашны, как самураи, и прекрасны, как непосредственная начальница Амели - госпожа Фубуки Мори. Все, чего жаждет Амели, - стать своей в этом близком ей, но чужом мире и возлюбить все и вся.

Амели в восторге от своего места работы - гигантской корпорации «Юнимото». Однако все оканчивается позором, унижением и предательством. Фубуки, которую Амели считала подругой, с легкостью Иуды передала ее в лапы мерзейшего типа - вице-президента корпорации. По японской иерархии, взять на себя чужие обязанности и делать карьеру в обход нескольких ступенек - самый страшный грех. Казнить Амели нельзя. Зато можно максимально унизить - например, сослать дежурить в мужском туалете. Амели и это терпит. Порой она нестерпимо становится похожа на... юродивую, блаженную, как у нас бы сказали, дурочку, страстно желающую понять других до конца и пострадать за свои идеалы. Она проговаривается: «В детстве я мечтала стать Богом. Потом удовольствовалась быть Христом. Потом согласилась на судьбу мученицы. А стала уборщицей мужских туалетов в корпорации «Юнимото».

Различия между Амели и той средой, в которую она попадает, слишком велики. Травля, которой ее подвергают, слишком безжалостна. Ассоциации с Христом, который пришел в этот мир, и мир его не принял, не просто, на мой взгляд, напрашиваются, они звучат. В вице-президенте Амели сразу же вычисляет «дьявола», а ее единственного друга зовут Ангелом. Есть и «Господь» - соответственно президент корпорации, добрый и всемогущий. Он не вмешивается в драму Амели, поскольку Чаша должна быть испита ею до дна. В конце мучений, когда героиня может наконец разорвать контракт, потому что пришел его срок, а не потому, что она струсила, Бог-президент ей скажет: «Увы, ты не вовремя сюда пришла. Мне очень жаль»...

Интерпретаций фильма может быть много, в том числе и противоположных тому, что увидела в нем я. Светский и насмешливый ум также справедливо может увидеть в этой картине сатиру на ультрасовременную японскую цивилизацию, которая переняла западные достижения и форму, но наполнила своим сугубо восточным содержанием. А уж метафора непримиримых противоречий западного и восточного сознания неоспорима.

Поэтому нам особенно интересно было узнать мнение авторов - режиссера фильма Алена Корно и исполнительницы роли Амели Сильви Тестю. Такая возможность нам представилась во время их визита на Московский фестиваль французского кино.

- Господин Корно, как, по-вашему, возможно вообще примирение восточной и западной цивилизаций? И если да, то в какой области?

- Это возможно при желании понять друг друга. Понимание прежде всего возможно как раз в культурной области. Мы все - французы, русские, вообще европейские люди - можем говорить о своей, собственной культуре. А вот японцам это сделать трудно. У них сформировался почти комплекс, потому что они сами ничего не изобретают, а только заимствуют и перерабатывают. А мне кажется, что в этом, наоборот, их главное достоинство. Во всяком случае то, как они перерабатывают чужие культуры, невероятно.

- Насколько вы в фильме ориентировались на историю Христа?

- Мы сняли достаточно комический фильм о мире труда. На самом деле фабула, рассказанная в фильме, это вообще-то подлинная история, которая произошла в реальности. Во всяком случае писательница, чей роман положен в основу сценария, говорит, что она это пережила. Но вы правы, конечно, подобного рода истории в какой-то момент приобретают черты притчи. А насчет Христа - это не совсем так. Хотя действительно, когда персонаж попадает в чужую, даже враждебную среду, можно провести какую-то аналогию с Христом. Кажется, что героиня себя разрушает, ведет к гибели, а на самом деле наоборот.

- Тот же вопрос к Сильви Тестю: кого вы играли - современную мученицу, князя Мышкина в юбке или просто экзальтированную особу?

- Всех вместе! Я просто питалась воспоминаниями своего детства. У меня был некий собирательный образ, на который я ориентировалась, и я хотела сыграть его как можно лучше. Но скорее я все-таки играла экзальтированную девушку, которая живет своими фантазиями.

- Сильви, насколько вы совпадаете со своей героиней?

- Я совсем другой человек, другой персонаж, я совсем не Амели Нотон. А бы вела себя совсем по-другому. Я бы, может быть, только пять минут смогла помыть туалеты, - Сильви старается не засмеяться. - Меня бы выгнали, потому что я бы делала это плохо.

- Вашу героиню зовут Амели. Так же, как персонажа одноименного популярного французского фильма. И эти героини чем-то похожи - например, своей экзальтированностью. Как вы думаете, почему вдруг сейчас оказался востребованным такой женский тип?

Сильви: Всем нужны Амели.

Ален: Это все-таки совпадение, что двух героинь зовут Амели... Хотя экзальтированность, пожалуй, свойственна им обеим. Да и наша Амели смотрит на жизнь тоже с лукавством. В общем, я совершенно согласен с Сильви: весь мир нуждается в Амели. Вскорости мы ожидаем появления русской Амели. Шутка...