Комментарий «УГ»

...А наше правительство не устает кричать о том, что экономическая ситуация в стране стабилизировалась, и все мы стали жить лучше...

На работу родители нигде устроиться не могут, перебиваются случайными заработками. В отделе соцзащиты по месту жительства им посоветовали... дождаться лета - «летом прожить легче». Дети не учатся - куда там! У Вали - три, а у Димы - всего два класса образования. «Пусть лучше они просят милостыню, чем воруют! - заявил их папа. - Принимаем подаяние хлебом. Колбасу не ели несколько месяцев».

За третьим попрошайкой, 12-летним Станиславом, приехала мама. Ежедневно с утра до вечера он ходит по электричкам, добывает пропитание для себя и 5-летнего брата-дауна. Отец сидит в тюрьме. А с мамой вот какие сложности: она инвалид. Всю свою пенсию и детские пособия, как только получит на руки, сразу несет в кассу некой секты, название и местоположение которой тщательно скрывает.

А у старшего инспектора ОДН старшего лейтенанта милиции Игоря Дроздова еще одна безрадостная история. Вникнув в суть, инспектор оформил необходимые документы по изъятию малолетней Светы у матери. Новый год 5-летняя девочка встретила уже в детском приюте. Ее мама - 33-летняя Марина поездным промыслом занимается несколько лет. На такой противозаконный, с использованием детей, способ добычи денег женщину подтолкнули тяжелые жизненные обстоятельства. Раньше Марина Анатольевна с мужем и пятью детьми проживала в Алтайском крае. 10 лет назад они продали квартиру и переехали в Казахстан на постоянное место жительства, где муж многодетную супругу бросил. Мать вернулась в Алтайский край, прижила еще одного ребенка. Стала ездить в Новосибирск, водя за собой всех детей. Сама устраивалась в первом вагоне электрички, а дети жалобными голосами просили подаяние, проходя электричку насквозь. В день выходило по 100 рублей. Однажды четверо детей потерялись - мамаша обнаружила их в одном из приютов на Алтае, откуда забирать не стала. Ведь у нее осталось двое «помощников» - Света и 12-летний больной сын, которого она оставила у знакомых в одном из алтайских сел. Сейчас у нее остался только этот ребенок, поскольку Свету органы опеки матери уже не отдадут.

Новосибирск