Рокировочка

...Короткая стрижка, легкая фигура, да и манера поведения - всем Лидия Григорьевна Решетникова порой смахивает на своих учеников. В общей сложности 37 лет она преподает русский язык и литературу, 31 год из них - в родной школе, теперь - гимназии города Давлеканово Республики Башкортостан.

Директор гимназии Юрий Алексеевич Иванко - спокойный, даже вальяжный, и все в нем гармонично. Костюм скромно элегантен, в тон сорочке и галстуку. Преподавал математику в сельской школе. Заочно окончил педуниверситет, директорствовал в сельской средней школе. В ноябре 2002 года господину Иванко предложили возглавить гимназию №5.

Он с удовольствием рассказал мне, что по итогам нацпроекта коллектив неплохо выглядит в республике. В прошлом году уже три учителя получили гранты по 100 тысяч рублей, а гимназия - 1 миллион. На 606 учеников есть 40 компьютеров, два мультимедийных класса. Не столица, но все же...

Я не совсем вежливо прервал рассказ о достижениях и спросил Юрия Алексеевича, почему в 2003-2004 годах Решетниковой урезали педагогическую нагрузку ниже законной нормы? Тогда Лидия Григорьевна вместо запредельных 30 часов попросила забрать 10-й, а 9-й, 11-й и особенно 6-й классы, с последним она год уже экспериментировала, оставить. Директор поступил так: отобрал 10-й и как раз 6-й! Отвечая на мой вопрос, господин Иванко спрятал вальяжность и извлек строгость: «Это не урезание, просто часы в одном классе ей заменили на часы в другом». Ничего серьезного, так, рокировочка.

- Узнав о решении директора, я потеряла дар речи, - вспоминает Лидия Григорьевна. - Всего 12 часов. За что? Особенно переживала за экспериментальный шестой...

Ночью у Лидии Григорьевны резко подскочило давление. Повалявшись в больницах, написала заявления в прокуратуру и республиканский комитет профсоюза. Директора заставили вернуть учителю полную ставку и выплатить компенсацию. Однако потом из года в год история с урезанием часов неизменно повторялась... Переписка в заколдованном треугольнике - учительница - прокуратура - республиканский и районный комитеты профсоюза - это бюрократическое колесо все крутится.

Технология радости

Протест Решетниковой относительно мизерной нагрузки имел и творческую подоплеку. Личный «нацпроект» Лидия Григорьевна начала лет 25 назад, когда о нем официально не заикались. Возила учеников на спектакли республиканского драматического театра, которые долго и бурно обсуждали. Создала школьный театр, для чего окончила двухгодичные режиссерские курсы республиканского института искусств. Ставили классику, нынче вот на вечере поэзии - сцены из «Онегина». «Обормоты» почти плакали... «Я развиваю в детях личность, - говорит Решетникова. - Двоечник или хулиган на уроке выкладывает собственное мнение, не боясь, что его осмеют».

В 2003 году на курсах в Уфе она встретилась с Мариной Назаровой, кандидатом педнаук из Минобра республики. Марина Дмитриевна ознакомила Решетникову со своей методикой «Технология успеха», где компьютер использовался при изучении гуманитарных предметов. Узнав про находки Решетниковой, попросила ее опробовать «Технологию успеха». По этой методике Лидия Григорьевна превратила уроки родного языка в уроки словесности, которые отходили от строгих указаний Минобра, вбирая разделы почти всех гуманитарных знаний. Ребята заинтересовались.

Методика Назаровой органично вписалась во все прежние творческие заделы Решетниковой. Шестой класс, которого в 2004 году ее лишил директор, важен был для Лидии Григорьевны еще и потому, что к этому времени ученики купили учебник Назаровой «Уроки Помогайки» - русский язык в модулях-алгоритмах, а также пособие по интегрированному курсу «Уроки словесности - уроки успеха». Эти новинки пришлись весьма кстати. Ведь Решетникова приняла ребят после начальной школы, где изучение русского языка занимает малую толику.

По капелькам - к успеху

Но вернемся в школу. Директор Иванко ужесточил селекцию, начатую предыдущим директором: в классы «А» - сильных детей, чтоб наверняка поступили в вузы и побеждали на конкурсах. В «Б» - слабее, ну а в остальные - самых слабых, которых, не стесняясь, дразнят дурачками. Решетниковой в последние годы достаются, как правило, слабые. Тогда-то Лидия Григорьевна и стала работать с «Тетрадью успеха», используя опыт Марины Назаровой. Шли от простого к сложному. От «Тетради успеха» - к изданию журнала «Полярная звезда», газеты «Домовенок», Книги Памяти, буклетов о Доме детского творчества, кружке, Давлеканове, школе. Все эти, пусть маленькие, успехи записывали в особую тетрадь. Работа получила новый смысл. С Еленой Яшиной, которая ведет информатику, организовали кружок «Литература + информатика», завели собственный сайт в Интернете, где представили свои интегрированные уроки. Восьмиклассникам предложили тему «Пушкинское Болдино». Девятиклассника Егора Яшина - сына Елены Юрьевны - пригласили в качестве компьютерщика и дизайнера. Каждый тащил Егору свою находку: открытку, выдержку из переписки, интересный факт из Интернета... Когда все собрали, Егор с ребятами обработал материал на компьютере. В 9-м классе экзамен по литературе ребята сдавали уже с помощью компьютера, на открытый урок набился полный класс учителей района. Благодаря тому, что по «Технологии успеха» Решетникова начала заниматься еще со слабыми пятиклассниками, в 9-м 85 процентов из них сдали ЕГЭ на «хорошо» и «отлично». Для сравнения, сильный класс заработал 87 процентов. Отрыв, прямо скажем, не катастрофический.

Путешествуя по Интернету, Решетникова вышла на Межвузовский центр инновационных технологий образования в Санкт-Петербурге, который более 20 лет участвует в проведении международных конференций «Школьная информатика и проблемы устойчивого развития». (У истоков стояли академики А.А.Воронов, А.П.Ершов, чемпион мира по шахматам М.М.Ботвинник, другие известные ученые и специалисты, а организационную ношу взвалил на себя профессор М.Б.Игнатьев.) Решетникова отправила в Питер информацию о работах учеников и получила приглашение на международную конференцию. Специалисты секции высоко оценили работу Егора Яшина «Край родной, навек любимый» и вручили ему Диплом I степени. Отметили и другие работы детей. Давлекановцы получили приглашение участвовать и в конференции 2005 года, но в 2006-м директор Иванко поездку не разрешил: дескать, в Минобре республики про эту конференцию не знают.

Пиршество бюрократов

Вернусь к прерванному монологу Юрия Алексеевича об успехах вверенной ему гимназии по части нацпроекта. «К сожалению, - продолжал он, - Лидия Григорьевна не прошла первый этап выдвижения на конкурс лучших учителей». «Ладно лукавить-то, - комментирует Решетникова. - Сам Иванко заявлял, что диплом питерской конференции для гимназии дивидендов не приносит. Не зачли в гимназии и грамоты Волгоградского педуниверситета - мы посылали работы детей в 2006 году на открытый очно-заочный конкурс «Литература и региональная политика». Я сказала, что в такие игры не играю. И ушла. Так что в конкурсе не участвовала».

Я, кажется, понял одну причину конфликта. «Решетникова, - говорил Юрий Алексеевич, - пользуется в коллективе очень большим авторитетом, к ней прислушиваются...» Директору конкурент был ни к чему, тем более что нацпроект предоставляет немало возможностей, чтобы он испарился. Во-первых, Юрий Алексеевич напомнил мне о квотах кандидатов на гранты. Не подвергаю сомнению достоинства коллег, однако Решетникова в квоты не вписалась. Во-вторых, грядет же оптимизация. Приказ по гимназии назвал это событие возможным в 2009 году. «Все под приказом расписались», - показал мне документ господин Иванко. Однако росписи означают ни больше ни меньше, что люди с приказом ознакомились. А вот на урезание педнагрузки требуется персональное согласие каждого. Решетникова его не давала.

Пошла с открытым забралом на амбразуру - лишилась своего кабинета. Учительница с ребятами создавала его 30 лет. Когда Решетникова начала работать по «Технологии успеха» со слабачками, потребовалось основательно пополнить библиотеку. В основном словарями. Директору она пыталась объяснить, что путешествовать из кабинета в кабинет с кипами книг невозможно. Однако господин Иванко объяснил без сантиментов: у вас кабинет, а вот у такой-то нет. Несправедливо... Компромисс нашелся, и сейчас Решетникова делит кабинет с коллегами.

Все-таки бюрократия наша безумно талантлива. Почему нельзя всех желающих допустить на конкурс лучших учителей? Но что тогда делать бюрократам, если не блюсти квоты? Или возьмите оптимизацию. Рекомендуют иметь в классе 25 учеников, но в Давлекановской гимназии есть уже и по 29. Первоклашек набивают по 30 - родители пристраивают чад к известному на весь район педагогу - одному! А почему в гимназии нет двух-трех таких?

Еще одно федеральное решение - деньги идут за учеником. Неужели это такая крамольная мысль: назначить учителю достойное содержание независимо от наполняемости класса, а токмо ради того, чтобы не пропустить, выпестовать будущего Эйнштейна? Думаю, та же Решетникова была бы вполне довольна и 10-12 часами педнагрузки, если бы оплату часов дополняло более солидное вознаграждение.

Не потерять бы Александра Сергеевича...

Напоследок я попросил Иванко прокомментировать, почему большинство учителей гимназии, с которыми мне удалось поговорить, разумеется, инкогнито, отзываются о нем как о диктаторе. Он помолчал, а потом посетовал, как трудно сменять популярного директора - все время сравнивают.

- Но Решетникова и с ним судилась, - ни с того ни с сего сказал господин Иванко.

И это, Юрий Алексеевич, очередное лукавство. Вашего предшественника Ивана Сергеевича Федорина я нашел на сиротской койке районной больницы. Спросил о Решетниковой. «Ну, Лида талантливый педагог, а такие люди иногда срываются. Она пахала изо всех сил, таких подгонять не надо. В школе ведь самое главное - дети, ради них Лида на все готова. А некоторые начальники талантливых стараются - что? Прижать. Возвыситься над ними, показать, кто хозяин...»

...Мы с Иванко заканчивали трудный разговор, попрощались. Он вдруг спросил, как будет называться моя статья, я недоуменно пожал плечами... Но когда слушал про «обормотов», чуть не плачущих от избытка чувств на представлении «Онегина», всплыла строка Окуджавы, в которой я почуял потаенный смысл. Пока такие педагоги, как Решетникова, умудряются донести до подкорки нынешнего подростка роль и место Пушкина в национальной культуре, ровно до тех пор Александр Сергеевич будет «наше все», да и сама культура не погибнет. Только вот достучаться с Пушкиным до нашего «обормота», у которого в ушах гремит тяжелый рок, - для этого требуется недюжинный педагогический талант. В представлении типичного нынешнего подростка писал-то поэт совсем «не круто». Ну что это: «Мороз и солнце, день чудесный...»?

Но покуда официально Пушкин - «наше все», бюрократы будут старательно позировать на фоне поэта. Правда, в исполнительном раже они не заметят, что фон этот за их спинами отдаляется все больше и больше и скоро может превратиться в туман, в марево. С чем останемся?

Комментарий специалистов

Сотрудники Межвузовского центра инновационных технологий образования Санкт-Петербурга отметили, что компьютерные и гуманитарные науки далеки друг от друга. Языки кодирования информации и литературный имеют мало общего. К тому же словесник, грамотно использующий мультимедийные технологии в школьной практике, - пока еще достаточно редкое явление.

Что сделали Лидия Григорьевна Решетникова и Елена Юрьевна Яшина? Они нашли общий язык через ученика. Сначала, понятно, через Егора Яшина. Он владеет компьютерными технологиями, и Решетникова с их помощью успешно учила юношу литературе. Получился первый информационный продукт. А дальше обнаружилось, что квалификация Лидии Григорьевны настолько высока, что она в состоянии структурировать информацию, разветвляя логику изучения предмета, и давать ученикам сценарий в мультимедийной форме, когда с помощью всех человеческих рецепторов легче усваивать материал.

Более того, Решетникова начала разрабатывать дифференцированные блоки донесения информации до слабых, средних и сильных детей. В этом смысле ее опыт совершенно неоценимый. Причем Решетникова и Яшина все это делали на одном энтузиазме. Они опубликовали в Интернете и по доброте душевной просто дарят широкой общественности мультимедийные уроки. Это допустимо, но посмотрите, многие фирмы на сайтах выставляют только демонстрационные фрагменты своих программных разработок, чтобы показать их возможности. А полный продукт предлагают оплатить.

Однако непонятно, почему нет поддержки администрации школы? А ведь именно она должна быть заинтересована в том, чтобы из таких разработок создавать собственное портфолио и не только применять их в своей школе, но и предлагать к широкому внедрению. Возможно, и зарабатывать на этом, получая новые гранты. Нужно только лицензировать эти уроки как информационный продукт. Для этого существуют фонды алгоритмов и программ, которые принимают заявки и присылают документ, подтверждающий авторское право разработчиков. А дальше надо просто понять, как развивается этот специфический рынок.

Зависает вопрос об условиях широкого внедрения информационных продуктов, разработанных учителями общеобразовательных школ, и защите их авторских прав. Кто может ответить квалифицированно? В концепции нацпроекта по этому поводу нет ни слова. Хотелось бы продолжить этот разговор в печати.

Игорь ОГНЕВ, Давлеканово, Республика Башкортостан